Заволжские старцы и иосифляне. Ересь жидовствующих. Социальная сущность борьбы церковных и антицерковных группировок II половины XV в

Внутри церкви, а главным образом внутри монастыря на рубеже XV-XVI вв. противоборствовали две группировки - иосифлян и нестяжателей (Заволжские старцы). Во главе Иосифлян стоял Иосиф Волоцкий (в миру Иван Санин, выходец из дворянской семьи). Он и архиепископ Геннадий выдвинули доктрину папоцезаризма. Они были сторонниками монашества и воинствующей церкви. На соборе 1503 г. был поставлен вопрос о монастырском землевладении, и там выступал Нил Сорский (происходил из богатого знатного рода, постригся в монахи в Кирило-Белозерском монастыре), который выступал за сокращение монастырского землевладения. Волоцкий выступил против, сказав, что нигде нет бедствующих жрецов и что монастырям нужны деньги на организационные моменты. Возобладала точка зрения Волоцкого - "иосифлян", но они должны были пойти на компромисс со светской властью и договорились о том, что монастыри не могут расширять своих земель без санкций на то великого князя. В итоге иосифляне начинают поддерживать политику Василия III и Волоцкий из идеолога воинствующих церковников становится идеологом служилого дворянства. Волоцкий занимался колоссальным накопительством для монастыря. Часто отдавал деньги в рост под проценты. В монастырях люди искали хорошей жизни, вследствие чего дисциплина падала. В связи с этим правила были очень строги, до жестокости. Пышное убранство церкви. Выступали за казнь еретиков. Нил Сорский выдвигал на первый план нравственное и духовное значение монашества, отрицал его политическую роль. Он предлагал умеренные реформы монастырского уклада. Так, программа, выдвинутая им на соборе 1503 г. отвечала интересам крестьян и боярской аристократии. Поэтому ревностными последователями Сорского выступали такие персоны как Вассиан Патрикеев, выходец из богатого дворянского рода. Он попал в скит к Сорскому, и идею нестяжателей относительно царской власти (отрицавшая обожествление царской власти) Патрикеев использовал в борьбе против власти через церковный институт. Сорский считал, что нельзя владеть чужими душами, и монастырь не имеет права накапливать. Трудиться каждый должен сам на себя, по принципу "кто не работает - тот не ест". Нельзя ничего брать от прихожан, никакого пышного убранства. Важна духовная жизнь и внутренний мир монаха. Отрицание казни для еретиков. Ересь жидовствующаяРусская церковь была очень сильно связана с гос. властью, сильнее чем где-либо. После падения Константинополя эта зависимость усиливается, но и появляются еретические течения. В Новгороде и Пскове начинается движение стригольников (по Лихачеву - ремесленники, которые стригли сукно, по другой версии - монахи, люди, которые постригались в монахи). Они отрицали монастыри, святых, почитание икон и считали, что единственная святыня - это внутренний мир человека. Стригольники жили поборниками свободного человека, и это выражалось в религиозной форме. Это мировоззрение распространилось в другие города и получило название "ереси жидовствующей". Так ее назвал новгородский епископ, а Волоцкий подхватил. Руководители движения были казнены, а большая часть еретиков выслана.

Закон о свободе печати 1881 года

О чем вы говорите?

Сила слова, конечно же, беспредельна, именно поэтому и необходим свод правил, закон, который будет следить за тем, в какое русло направляется такая великая сила, как слово. Ведь с его помощью, не мне вам об этом рассказывать, совершались великие вещи, грандиозные по своему масштабу, но не всегда приносящие благо.

Господин журналист в своем отклике на закон упоминает статью 14 главы второй. Стоит внимательней прочитать ее, чтобы яснее понять смысл :

«Обращение, распространение или продажа во Франции газет, периодических или иных изданий на иностранных языках МОЖЕТ БЫТЬ ЗАПРЕЩЕНО решением министра внутренних дел. Такому запрещению могут быть подвергнуты газеты и издания иностранного происхождения на французском языке, напечатанные за границей или во Франции».

Это значит, что государство желает только одного – безопасности и спокойной жизни своим гражданам. Не случайно в 1 статье главы 1 требуется указание имени и места жительства издателя, так как это дает информацию об авторе статьи. Иностранные публикации подчиняются иностранным законам, а именно законам того государства, в котором они были написаны. Следовательно, они могут содержать провокацию, подстрекание или агитационную информацию, которая нарушит покой жителей Франции. Менталитет и зависть играют очень большую роль в нашей жизни, поэму не стоит смешивать один уклад жизни с другим. К тому же, закон не говорит о ПОЛНОЙ отмене публикаций иностранного происхождения, что означает лишь то, что материалы, прибывшие из-за рубежа, будут подвержены пристальному вниманию со стороны Франции.

Никто не выйдет сухим из воды, но отношение журналиста к закону явно предвзятое – стоит подумать над тем, почему размер штрафов так сильно разнится. Вероятно потому, что оскорбление частного лица затронет само частное лицо и, возможно, его родственников. Это очень неприятный момент, поэтому для его урегулирования существует денежное наказание. Человек, который впредь пожелает распустить свой язык и оскорбить другого, поплатится штрафом. Но что произойдет, если в печатном издании будет оскорблено лицо официальное, лицо государственной, а возможно и внешнеполитической важности? Какой резонанс в обществе получит такое сообщение? Какие последствия оно понесет за собой – думаю, всем понятно. Волнения народа, конфликты на почве политических, религиозных, а возможно и расовых отношений! Такое обвинение затронет не только несколько человек, но массы, поэтому наказание должно быть суровым, соответствуя содеянному.

Закон защищает граждан от подстрекательств со стороны прессы к оскорблениям глав государств, клеветы, публикаций ложных сведений (что, видимо, господин журналист не взял во внимание, когда говорил о том, что Эмиль де Жирарден кроме отмены цензуры и гербового сбора предлагал отменить и наказания для журналистов за ложные новости.).

Напомню о том, что закон был принят почти единогласно – 448 против 4. Уникальность этого закона состоит в том, что он охватывает все сферы, связанные с печалью и журналистикой. Это фундаментальный акт, который вносит ясность и упорядоченность в делах, связанных с печатью. Закон объединил 42 ранее используемых закона, уточнил старые положения, внес новые замечания.

Он исключает «недобросовестные публикации, распространение или воспроизведение любым путем ложных, сфабрикованных и фальсифицированных сообщений…»

Также наказывается тот, кто является подстрекателем к дискриминации, насилию, убийству, краже или поджогу – господин журналист не упомянул этого, тогда как именно этот пункт идет гораздо дальше печатной периодики – он утверждает безопасность жителей Франции, которые свободны от подстрекательств к внутригосударственной распри.

Итак, закон о свободе печати включает в себя всю информацию о печатном деле во Франции, внося ясность и исчерпывая вопросы, которые можно было бы задать о французской публицистике конца 19 века.

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Заволжские старцы и иосифляне. Ересь жидовствующих. Социальная сущность борьбы церковных и антицерковных группировок II половины XV в.