Утечка капиталов из России и стран СНГ

Монография посвящена изучению феномена бегства капитала как составляющей международного движения капитала. Особое внимание автор уделяет анализу специфики бегства капитала из России, которое прибрело угрожающие масштабы и оказывает влияние на воспроизводственный процесс. Кроме того, важно и то, что феномен бегства капитала тесно связан с системой экономической безопасности страны.

Первопричиной утечки капиталов из России стала фундаментальная нестабильность хозяйственной и общественной жизни в стране, точнее – объективные издержки переходного периода, усиленные обстановкой распада СССР. Нестабильность экономики России обусловлена помимо прочего ее сырьевой направленностью. Этот фактор, а также то, что Россия в настоящее время в достаточной мере интегрирована в мировую экономику, предопределяют высокую степень уязвимости к внешним шокам. Жизненно важную роль для экономического благополучия страны играет международный рынок сырьевых товаров. В 2010 г. на долю сырой нефти, нефтепродуктов и газа приходилось 54% всего объема экспорта. Существенную дестабилизирующую роль играет также свободное движение капитала.

Имея ряд общих черт с зарубежными аналогами, утечка капитала из России отличается большим своеобразием – как по своему происхождению, так и по своим источникам и движущим силам. Так, этот феномен в России не сопряжен с мотивами диверсификации инвестиционных активов, а формирование самих активов не связано с традиционной практикой экспорта капиталов, приносящей стране статистически регистрируемый доход от зарубежных инвестиций. Более того, так же, как и в других реформируемых странах, испытывающих дефицит внутренних накоплений, отток капиталов оборачивается в России очевидными потерями для экономического роста.

На начальном этапе реформ переброска национальных активов за рубеж прибрела массовый характер и осуществлялась не столько в нарушение, сколько в обход действующих законодательных норм. Именно в этот период за пределами России образовался крупный массив средств, который впоследствии приобрел черты летучего капитала, приходящего в российскую экономику преимущественно на короткие сроки с целью максимизации дохода и его ускоренного вывоза за рубеж.

Помимо причин, обусловленных факторами политической и макроэкономической нестабильности, автор выделяет ряд причин и движущих сил вывоза капиталов, связанных с характером собственности и корпоративного управления в России и объясняющих устойчивость вывоза даже в сравнительно благоприятных для функционирования корпораций условиях:

– получение сверхприбылей за счет вывоза на внешний рынок сырьевых и прочих материальных ресурсов в обстановке необустроенности государственных границ, отсутствия таможенного контроля и существования разницы между мировыми и внутренними ценами;

– теневое и инфляционное перераспределение средств в специфических условиях первоначального накопления капитала в период разгосударствления и рыночной трансформации экономики.

В целях снижения рисков и стабилизации уровня доходов российские предприятия (не только в первый период реформ, но и в последующие годы) прибегали к методу искусственной задержки платежей и уклонению от текущих финансовых обязательств с последующим вывозом за рубеж значительной части теневого дохода, получаемого от капитализации непогашенной задолженности.

Автор делает попытку классифицировать многообразные типовые схемы вывоза капитала из России и выделяет следующие наиболее распространенные из них.

1. Вывоз капитала экспортерами и импортерами во взаимодействии с уполномоченными банками в ходе операций внешнеэкономической деятельности – практика, которая возможна в России вследствие  слабого валютного контроля со стороны государства. Помимо «естественной» утечки капитала как результата отрицательного сальдо торгового баланса есть и другие пути. Так, средства в иностранной валюте, находящиеся на корреспондентских счетах российских банков в банках-нерезидентах, будучи (юридически) собственностью резидентов РФ, фактически являются вывезенным капиталом, так как могут быть использованы в финансовой и хозяйственной деятельности фирм и банков-нерезидентов без какого-либо отражения в бухгалтерской документации владельцев этих средств.

2. Кредитование фирм или банков-нерезидентов третьим банком-нерезидентом под обеспечение гарантии банка-резидента.

3. Репатриация средств в Россию под видом средств нерезидентов. В соответствии с российским законодательством переводы из РФ и в РФ процентов, дивидендов и иных доходов по вкладам, инвестициям, кредитам и прочим операциям, связанным с движением капитала, относятся к текущим валютным операциям и не требуют лицензии Банка России. Таким образом, та или иная компания или банк, финансируя фирмы-нерезиденты по данной схеме и репатриируя затем валютные средства в Россию под видом иностранных инвестиций, может вполне законно переправлять полученную прибыль за рубеж.

4. Внешний толлинг – одна из наиболее известных схем, в соответствии с которой сырье поступает в Россию по завышенным ценам, продукция вывозится без всяких налогов, и в результате вся прибыль (а иногда и значительная часть издержек) оказывается за рубежом. Схема получила наибольшее распространение в 1990-х годах в алюминиевой промышленности, преимущественно на тех заводах, которые используют импортный глинозем. Фактически это разновидность трансфертных цен. Трансфертное ценообразование или «налоговое планирование» – это перераспределение издержек и прибыли между отдельными звеньями аффилированных структур, которое позволяет управлять издержками, рентабельностью и конкурентоспособностью отдельных предприятий – технологических звеньев. Классическая форма трансфертного ценообразования – экспорт через оффшорную структуру.

5. Использование офшорных зон является одним из основных направлений массового вывода валютных средств за рубеж. К офшорным зонам относят страны или территории с льготным налогообложением для нерезидентов. В юридическом отношении «офшорная компания – это зарегистрированное установленным порядком предприятие, которое не осуществляет коммерческой деятельности по месту его регистрации». Организационно-правовая форма такой компании дает возможность управления денежными средствами в любых объемах без уплаты налогов в стране базирования. В России до сих пор не создана эффективная система контроля за операциями с участием офшоров, которая позволила бы выявить мнимые сделки с завышенными (заниженными) ценами, оценить фиктивность контрактов. Согласно данным МВФ валютные ресурсы России, подлежащие налогообложению, уменьшаются из-за бегства капитала через офшоры. Так, за 9 месяцев 1998 г. с корреспондентских счетов российских банков в офшорных зонах списано 58,1 млрд. долл., а российский импорт за это время составил 27 млрд. долл. По оценкам экономистов, Россия лидирует среди стран по количеству компаний, регистрируемых в офшорных зонах: с 1992 г. ежегодно регистрируется 2–3 тыс. таких компаний. По фиктивным контрактам в банки иностранных государств, расположенных в офшорах, уходит более 60 млрд. долл. в год (с. 195–196). Большинство российских офшорных компаний (порядка 15–20 тыс.) действуют в европейских странах: в Великобритании (остров Мэн), на Кипре, в Ирландии, Швейцарии, Лихтенштейне и др., при этом Кипру как принимающей стране принадлежит одно из первых мест. Офшорные зоны привлекают внимание компаний прежде всего по двум причинам: благоприятный налоговый режим по сравнению с режимом в промышленно развитых странах и наличие юридической системы, обеспечивающей максимальную скрытость для капиталов, вывозимых из страны базирования. В этих зонах возможно, в частности, отмывание «грязных» денег.

6. Предоставление фирмами неверных сведений о размерах экспортной выручки. Осуществление этой схемы достигается несколькими способами: занижением сумм в счетах-фактурах при экспортных операциях; контрабандным экспортом, доходы от которого переводятся в зарубежные компании или на зарубежные счета; проведением экспортных операций через офшорные дочерние компании по заниженым отпускным ценам, причем разница между последними и рыночными ценами остается в офшорной зоне. Вариацией данной схемы является экспорт конечной продукции под видом сырья и «пересортица». Манипуляции с количеством, качеством, стоимостью стратегически важных сырьевых товаров позволяют экспортерам скрывать до 30–40% неучтенной выручки (с. 201).

7. Необоснованные авансовые перечисления в счет фиктивных контрактов на поставку в страну товаров и услуг. По сравнению с экспортным механизмом величину оттока капитала через этот канал оценить труднее, поскольку структура российского импорта значительно более диверсифицирована, чем структура экспорта.

8. Проведение внешнеторговых сделок через подставные фирмы. Речь идет, как правило, о частных фирмах-однодневках, которые создаются специально для заключения импортных контрактов на условиях 100%-ной предоплаты. После перечисления необходимой суммы за рубеж эти фирмы ликвидируются.

9. Неэквивалентный обмен товаров по бартерным контрактам. Это один из основных каналов сокрытия валютной выручки и бегства капитала за рубеж. Ежегодно при бартерных операциях Россия теряет 3–4 млрд. долл. Бартерная торговля составляет  в последние годы около 8% внешнеторгового оборота страны; причем основным регионом, формирующим бартерный дисбаланс России, остаются страны дальнего зарубежья.

Подытоживая анализ разнообразных схем вывоза капитала из России, автор выявляет следующую тенденцию: главным источником вывоза в большинстве случаев является некриминальный по существу капитал, изъятый из национального использования. Известная часть «убежавшего» капитала возвращается в Россию в виде иностранных инвестиций. Хотя определить эту часть затруднительно, можно предположить, что она весьма существенна. Проблемой является то обстоятельство, что лишь часть российского капитала возвращается в страну для производительного использования, и этот капитал не приносит с собой существенного управленческого и научно-технического опыта. Репатриация капитала в виде инвестиций, считает автор, является в большей мере способом кредитования российских предприятий из-за рубежа или способом закрепления контроля над ними со стороны фактических владельцев.

Оценка масштабов бегства капиталов из России, отмечает автор, является весьма трудной задачей, поскольку российские государственные органы не располагают достоверной информацией об объеме вывозимых из страны ресурсов. В печати приводятся лишь ориентировочные данные, касающиеся трансграничной утечки «горячих денег», – среднегодовая сумма оттока составляет свыше 20 млрд. долл. (около 150 долл. на душу населения).

По мнению автора, оценку целесообразнее проводить, опираясь на данные ежегодной статистики платежного баланса РФ (учитывая мотивационные признаки оттока активов), а также на экспертные заключения.

При анализе масштабов утечки капитала в 1992–1993 гг. можно выделить два статистически улавливаемых компонента:

  • не полное поступление экспортной выручки от вывезенных за рубеж товаров и
  • контрабандный вывоз товаров. Суммарная величина инвалютных доходов, оставленных резидентами за рубежом за первые два года реформ, колеблется в диапазоне от 56 до 70 млрд. долл.

За 6 лет, начиная с 2004 г., из России ежегодно утекало от 9 до 19 млрд. долл., что позволило российским резидентам сформировать за этот период колоссальный массив зарубежных активов в размере около 108 млрд. долл. Таким образом, совокупный объем оттока капиталов (не связанного с классическим экспортом инвестиционных ресурсов) составил на конец 2010 г. 174 млрд. долл.

Предварительный анализ данных за 2001–2010 гг. позволяет сделать вывод о некотором снижении интенсивности вывоза капитала из России, что явилось результатом ужесточения контроля над субъектами внешнеэкономической деятельности со стороны органов исполнительной власти. Как считает автор, к настоящему времени меры такого характера в значительной степени себя исчерпали. Проблема принципиального сокращения бегства капитала из России может быть решена только путем устранения мотивов к его нелегальному вывозу на основе создания экономических условий для инвестирования в российскую экономику.

Бегство капитала из России имеет ряд отрицательных последствий для экономики страны:

1. Потеря потенциальных ресурсов для инвестирования в реальный сектор экономики.

2. Негативное воздействие на платежный баланс. «Убегающий» капитал содержит в себе примерно 1/4 доходов от экспорта и в 4 раза превышает размер платежей по обслуживанию внешнего долга. Положительное сальдо по текущим операциям перекрывается отрицательным сальдо по операциям, связанным с движением капитала, в том числе тем, которые отражают незарегистрированный вывоз капитала. Для покрытия отрицательного сальдо платежного баланса Россия вынуждена прибегать к новым внешним заимствованиям.

3. «Убегающий» капитал перемещается между Россией и заграницей и является источником роста фиктивного капитала и риска задолженности на всех уровнях экономики (государство, предприятия, банки).

4. Бегство капитала приводит к появлению феномена «горячих денег», оказывающих спекулятивное давление на национальную валюту и рынки финансовых активов. Воздействие этого феномена на российскую экономику наглядно проявилось в период финансового кризиса 2207–1998 гг.

Итак, заключает автор, главные следствия бегства капитала – это декапитализация национальной экономики, отток ресурсов из страны, обострение проблемы ликвидности, разбухание теневого сектора. Бегство капитала создает условия, при которых программы финансовой стабилизации и структурной перестройки становятся неэффективными.

Е.Е. Луцкая

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Утечка капиталов из России и стран СНГ . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Переход к рыночной экономике в Сербии

Следующее сочинение из данной рубрики: ИНВЕСТИЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ. (Сводный реферат)

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Утечка капиталов из России и стран СНГ.