ТРИ СЕСТРЫ – Часть 13

Кулыгин. Так-то оно так, только как-то все это не серьезно. Одни

только идеи, а серьезного мало. Впрочем, от души тебе желаю.

Чебутыкин (в умилении). Славная моя, хорошая... Золотая

моя... Далеко вы ушли, не догонишь вас. Остался я позади, точно перелетная

птица, которая состарилась, не может лететь. Летите, мои милые, летите с богом!

Пауза.

Напрасно, Федор Ильич, вы усы себе сбрили.

Кулыгин. Будет вам! (Вздыхает.) Вот сегодня уйдут военные, и

все опять пойдет по-старому. Что бы там ни говорили, Маша хорошая, честная

женщина, я ее очень люблю и благодарю свою судьбу. Судьба у людей разная... Тут

в акцизе служит некто Козырев. Он учился со мной, его уволили из пятого класса

гимназии за то, что никак не мог понять ut consecutivum. Теперь он ужасно

бедствует, болен, и я, когда встречаюсь, то говорю ему: "Здравствуй, ut

consecutivum" - Да, говорит, именно consecutivum... а сам кашляет. А мне вот всю

мою жизнь везет, я счастлив, вот имею даже Станислава второй степени и сам

теперь преподаю другим это ut consecutivum. Конечно, я умный человек, умнее

очень многих, но счастье не в этом...

В доме играют на рояле "Молитву девы".

Ирина. А завтра вечером я уже не буду слышать этой "Молитвы девы", не

буду встречаться с Протопоповым...

Пауза.

А Протопопов сидит там в гостиной; и сегодня пришел...

Кулыгин. Начальница еще не приехала?

В глубине сцены тихо проходит Маша, прогуливаясь.

Ирина. Нет. За ней послали. Если б только вы знали, как мне трудно

жить здесь одной, без Оли... Она живет в гимназии; она начальница, целый день

занята делом, а я одна, мне скучно, нечего делать, и ненавистна комната, в

которой живу... Я так и решила: если мне не суждено быть в Москве, то так тому и

быть. Значит, судьба. Ничего не поделаешь... Всё в божьей воле, это правда.

Николай Львович сделал мне предложение... Что ж? Подумала и решила. Он хороший

человек, удивительно даже, такой хороший... И у меня вдруг точно крылья выросли

на душе, я повеселела, стало мне легко и опять захотелось работать, работать...

Только вот вчера произошло что-то, какая-то тайна нависла надо мной...

Чебутыкин. Реникса. Чепуха.

Наташа (в окно). Начальница!

Кулыгин. Приехала начальница. Пойдем.

Уходит с Ириной в дом.

Чебутыкин (читает газету и тихо напевает). Тара-ра...

бумбия... сижу на тумбе я...

Маша подходит; в глубине Андрей провозит колясочку.

Маша. Сидит себе здесь, посиживает...

Чебутыкин. А что?

Маша (садится). Ничего...

Пауза.

Вы любили мою мать?

Чебутыкин. Очень.

Маша. А она вас?

Чебутыкин (после паузы). Этого я уже не помню.

Маша. Мой здесь? Так когда-то наша кухарка Марфа говорила про своего

городового: мой. Мой здесь?

Чебутыкин. Нет еще.

Маша. Когда берешь счастье урывочками, по кусочкам, потом его

теряешь, как я, то мало-помалу грубеешь, становишься злющей. (Указывает себе

на грудь.)
Вот тут у меня кипит... (Глядя на брата Андрея, который

провозит колясочку.)
Вот Андрей наш, братец... Все надежды пропали. Тысячи

народа поднимали колокол, потрачено было много труда и денег, а он вдруг упал и

разбился. Вдруг, ни с того ни с сего. Так и Андрей...

Андрей. И когда, наконец, в доме успокоятся. Такой шум.

Чебутыкин. Скоро. (Смотрит на часы, потом заводит их; часы бьют.)

У меня часы старинные, с боем... Первая, вторая и пятая батарея уйдут ровно в

час.

Пауза.

А я завтра.

Андрей. Навсегда?

Чебутыкин. Не знаю. Может, через год вернусь. Хотя черт его знает...

Все равно...

Слышно, как где-то далеко играют на арфе и скрипке.

Андрей. Опустеет город. Точно его колпаком накроют.

Пауза.

Что-то произошло вчера около театра; все говорят, а я не знаю.

Чебутыкин. Ничего. Глупости. Соленый стал придираться к барону, а тот

вспылил и оскорбил его, и вышло так в конце концов, что Соленый обязан был

вызвать его на дуэль. (Смотрит на часы.) Пора бы, кажется, уж... В

половине первого, в казенной роще, вот в той, что отсюда видать за рекой...

Пиф-паф. (Смеется.) Соленый воображает, что он Лермонтов, и даже стихи

пишет. Вот шутки шутками, а уж у него третья дуэль.

Маша. У кого?

Чебутыкин. У Соленого.

Маша. А у барона?

Чебутыкин. Что у барона?

Пауза.

Маша. В голове у меня перепуталось... Все-таки, я говорю, не следует

им позволять. Он может ранить барона или даже убить.

Чебутыкин. Барон хороший человек, но одним бароном больше, одним

меньше - не все ли равно? Пускай! Все равно!

За садом крик: "Ау! Гоп-гоп!"

Подождешь. Это Скворцов кричит, секундант. В лодке сидит.

Пауза.

Андрей. По-моему, и участвовать на дуэли, и присутствовать на ней,

хотя бы в качестве врача, просто безнравственно.

Чебутыкин. Это только кажется... Ничего нет на свете, нас нет, мы не

существуем, а только кажется, что существуем... И не все ли равно!

Маша. Так вот целый день говорят, говорят... (Идет.) Живешь в

таком климате, того гляди, снег пойдет, а тут еще эти разговоры...

(Останавливаясь.)
Я не пойду в дом, я не могу туда ходить... Когда придет

Вершинин, скажете мне... (Идет по аллее.) А уже летят перелетные птицы...

(Глядит вверх.) Лебеди, или гуси... Милые мои, счастливые мои...

(Уходит.)


Андрей. Опустеет наш дом. Уедут офицеры, уедете вы, сестра замуж

выйдет, и останусь в доме я один.

Чебутыкин. А жена?

Ферапонт входит с бумагами.

Андрей. Жена есть жена. Она честная, порядочная, ну, добрая, но в ней

есть при всем том нечто принижающее ее до мелкого, слепого, этакого шаршавого

животного. Во всяком случае, она не человек. Говорю вам как другу, единственному

человеку, которому могу открыть свою душу. Я люблю Наташу, это так, но иногда

она мне кажется удивительно пошлой, и тогда я теряюсь, не понимаю, за что,

отчего я так люблю ее, или, по крайней мере, любил...

Чебутыкин (встает). Я, брат, завтра уезжаю, может,

никогда не увидимся, так вот тебе мой совет. Знаешь, надень шапку, возьми в руки

палку и уходи... уходи и иди, иди без оглядки. И чем дальше уйдешь, тем лучше.

Соленый проходит к глубине сцены с двумя офицерами; увидев

Чебутыкина, он поворачивает к нему; офицеры идут дальше.

Соленый. Доктор, пора! Уже половина первого. (Здоровается с

Андреем.)


Чебутыкин. Сейчас. Надоели вы мне все. (Андрею.) Если кто

спросит меня, Андрюша, то скажешь, я сейчас... (Вздыхает.) Охо-хо-хо!

Соленый. Он ахнуть не успел, как на него медведь насел. (Идет с

ним.)
Что вы кряхтите, старик?

Чебутыкин. Ну!

Соленый. Как здоровье?

Чебутыкин (сердито). Как масло коровье.

Соленый. Старик волнуется напрасно. Я позволю себе немного, я только

подстрелю его, как вальдшнепа. (Вынимает духи и брызгает на руки.) Вот

вылил сегодня целый флакон, а они всё пахнут. Они у меня пахнут трупом.

Пауза.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » ТРИ СЕСТРЫ – Часть 13 . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Краса Карпат врятує Україну

Следующее сочинение из данной рубрики: ТРИ СЕСТРЫ – Часть 12

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
ТРИ СЕСТРЫ – Часть 13.