Система образов в повести «Капитанской дочки»

Задумав повесть-роман из времен крестьянской войны, Пушкин отправился в те места, где происходили события, — в Оренбургские степи, в Поволжье, знакомился с природой и бытом края, осматривал поля сражений, расспрашивал стариков очевидцев, собирал изустные рассказы и предания о Пугачеве. По добытым им архивным материалам и первоисточникам он тщательно и пытливо изучал интересующую его эпоху. О серьезности и основательности этого изучения свидетельствует специально-исторический труд, предварительно осуществленный Пушкиным и имевший для своего времени важное научное значение, — "История Пугачева", названная по требованию Николая I "Историей пугачевского бунта". И только после того, как исторический материал был Пушкиным совершенно освоен, а "История" написана и опубликована, он приступил к реализации издавна вынашиваемого замысла своего романа.

В "Капитанской дочке" собственно исторический материал нигде не разрывает художественной ткани повествования, полностью творчески переплавлен. Как ни в одном другом произведении Пушкина, особенно видное место в "Капитанской дочке" отведено народу. В сюжет не только введено большое количество персонажей из народа (их примерно столько же, сколько дворянских), но многие из них развернуты в исключительно яркие, полновесные художественные образы. Это прежде всего образы Пугачева и Савельича.

Пушкинский Савельич наивно убежден, что крепостные крестьяне существуют лишь для того, чтобы всю жизнь работать на своих господ. Но его преданность господам далека от рабской приниженности. В ответ на грубые, несправедливые упреки барина Савельич пишет ему: "...я не старый пес, а верный ваш слуга, господских приказаний слушаюсь и усердно вам всегда служил и дожил до седых волос". Большое внутреннее благородство, душевное богатство натуры полностью раскрываются в совершенно бескорыстной и глубоко человечной привязанности бедного, одинокого старика к своему питомцу. "Савельич — чудо! Это лицо самое трагическое, то есть которого больше всего жаль в повести", — писал Пушкину В. Ф. Одоевский.

Еще большим "чудом" можно считать образ Пугачева. Образ вождя народного восстания предстает в романе Пушкина во всей его суровой социально-исторической реальности. Пугачев беспощаден к своим классовым врагам, к тем, кто не хочет признавать законности его власти. Но он прав, обращаясь к Гриневу; "Ты видишь, что я не такой еще кровопийца, как говорит обо мне ваша братья". Действительно, ему в высшей степени присуще чувство справедливости. Как богатырь русского былинного эпоса, он вступается за всех слабых, обездоленных. "Кто из моих людей смеет обижать сироту?" — грозно вопрошает он. Пугачев способен на признательность, памятлив на добро. И все это отнюдь не поэтический вымысел. Именно таким предстает он в дошедших до нас и в значительной мере, несомненно, известных Пушкину народных песнях, преданиях, сказах. В то же время Пушкин особенно ярко показал в Пугачеве те черты "смелости и смышлености", которые считал характерными для русского крестьянина и вообще для русского человека. Его Пугачев отличается широтой и размахом натуры ("Казнить так казнить, жаловать так жаловать: таков мой обычай"), вольным и мятежным духом, героической удалью и отвагой.

В период работы над "Историей Пугачева" и "Капитанской дочкой" Пушкин много размышлял над проблемой народного, крестьянского восстания. С этим связаны его раздумья о личности и творчестве Радищева. В противоположность Радищеву Пушкин не верил в целесообразность крестьянского восстания, возможность его успеха. Устами Гринева он называет его "бунтом бессмысленным и беспощадным". Тем значительнее пушкинский образ Пугачева, в котором вместо исчадия зла перед читателем предстало яркое воплощение многих замечательных черт русского национального характера.

В окончательной редакции романа на сторону Пугачева переходит не противник знати, а типичный, беспринципный представитель ее Швабрин. "Старинный" дворянин Гринев, воспитанный в наиболее симпатичных Пушкину традициях своего класса, сберег собственную честь незапятнанной.

Вместе с тем Гринев оказался тесно связанным с Пугачевым не только силой обстоятельств, но и взаимной симпатией. Разрешить на таком пути антагонизм между двумя классами, конечно, тоже было немыслимо. Но из всех возможных иллюзий данная, основанная на "уважении к человеку как человеку", в чем Белинский видел существо пушкинского гуманизма, несомненно являлась самой высокой и благородной, открывавшей наибольший просвет в будущее, в мир иных, подлинно человеческих отношений между людьми.

Русский бунт, как и эта метель, начинался с мелких недовольств, их становилось все больше и больше, они делались все серьезнее. Пружина народного терпения все сжималась и сжималась. И вот наконец распрямилась и ударила по обидчику. Тысячи крепостных двинулись на угнетателей. Все смешалось...

«Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Он, как буран, кружит над страной, неся в себе тысячи снежинок и рождая новые и новые снежные хлопья. Снежинки сталкиваются, одни разлетаются в разные стороны, иные соединяются и летят рядом. Так и люди: гонимые бунтом, они мечутся, сталкиваются друг с другом, разлетаются или соединяются. На душе у многих темнота, смута, они действуют по инстинкту самосохранения, предавая родителей, братьев, идеалы, которыми руководствовались в жизни, клятву. Но иные, стойкие душой, остались верны своим принципам, действуя по чести, по долгу, по внутреннему голосу совести. Они выбирают смерть во имя долга, но не союз с бесчестным самозванцем и бунтарем.

Бунт Пугачева, как волна, набежал на Россию. Быстро продвигались мятежники вперед, и вскоре бунт докатился и до Белогорской крепости, где находился главный герой «Капитанской дочки» Петруша Гринев. Разные чувства были в момент осады на душе у белогорцев. Но, как ни сражались защитники крепости, она была взята. На крыльце комендантского дома был учинен суд. В жизни каждого человека бывает пересечение двух дорог, и на перепутье лежит камень с надписью: «С честью пойдешь по жизни — умрешь. Против чести пойдешь — жив будешь». Именно перед этим камнем стояли сейчас обитатели крепости, в том числе Гринев и Щвабрин.

В креслах на крыльце комендантского дома сидел предводитель бунтарей Пугачев. Он совал в лицо присягавшим ему белогорцам свою жилистую руку и говорил властным голосом: «Целуй руку! Целуй руку!» Одни, движимые страхом, подходили и целовали, другие выбирали смерть.

На душе у Петруши было тяжело. Сейчас он должен сделать выбор всей своей жизни: либо поцеловать руку, либо нет. Но какой глубокий смысл стоит за этим поцелуем, какая трагедия души, какая ответственность перед родиной, государыней, которой присягал, перед родителями и веем дворянством русским и, наконец, Машей — возлюбленной! Ведь присягнув Пугачеву, убийце Машиных родителей, Петруша становился соучастником преступления. Поцеловать руку — значит предать все жизненные идеалы, предать честь. Не поцеловать — пойти на плаху. Гринев выбирает смерть. Ему были присущи такие качества, как доблесть, достоинство, благородство, верность. Он не мог преступить морального кодекса и жить подлой жизнью предателя. Лучше он умрет, но умрет героем. Он не целует руку Пугачева.

Случайно его слуга Савельич спасает его от смерти. Но мысль о подлой жизни или честной смерти покидает душу Гринева ненадолго.

Пугачев приглашает Петрушу на пир и после ведет с ним разговор с глазу на глаз. В этот момент между ними происходит словесная дуэль. Но неожиданно для них обоих в Гриневе-ребенке просыпается воин. Он с достоинством стоит за свои идеалы, свою честь перед Россией и готов принять смерть. Но одновременно в Пугачеве-разбойнике просыпается человек. Он начинает понимать Петрушу: «А ведь он прав! Он человек чести. Не важно, что он еще молод, а главное, он не по-детски оценивает жизнь!» И на этом этапе Пугачев с Гриневым нашли общий язык. Их души как бы слились в единое целое и взаимно обогатились.

Но совсем другим характером обладал один из обитателей крепости — Швабрин. Поняв, что крепость осады не выдержит и будет взята, он из чувства страха перед смертью и самосохранения перебегает на сторону Пугачева. И когда Пугачев сидит как царь на крыльце комендантского дома, Швабрин уже среди его старшин. Он одет по-казацки, обстрижен а-ля Пугачев. Он вьется вокруг Пугачева, старается ему во всем угодить. Он, как червяк, ползает перед ним, угождает ему только для того, чтобы не быть раздавленным. Швабрин не понимает, что такое честь и долг. Может быть, в глубине души он знает, что есть такие чувства, но они ему не присущи. В экстремальных ситуациях он прежде всего хочет выжить, пусть даже через унижение.

Совсем иная позиция у супругов Мироновых и родителей Гринева. Честь и Долг в их понимании превыше всего. Понятие чести и долга у них не выходит за рамки устава, но на таких людей всегда можно положиться. Они по-своему правы.

Прав и Петруша, увидевший в бунтовщике и злодее Пугачеве человека. Он сразу заметил его черные, огненные глаза, в которых светились ум, смекалка, воля, достоинство бывшего крепостного, вырвавшегося на волю. Он оценил и неоднозначность преступника, разобрался в его мотивах. Калмыцкая сказка о вороне и орле раскрыла Гриневу влюбленность Пугачева в волю, свободу. Песня «Не шуми мати, зеленая дубровушка», которую как-то вдохновенно пели разбойники, показала юноше их обреченность и готовность идти на виселицу. Гринев жалел Пугачева и хотел уговорить его сдаться властям. Он готов был спасти Емельку, Емельяна Пугачева, который открылся ему всей самобытностью и талантливостью натуры. Историческая метель стала для Гринева школой мужания, взросления.

Робкий, домашний мальчик, недавно гонявший голубей и лизавший пенки от варенья, оказался перед вопросами серьезными: на каких путях могут соединиться крестьянская и дворянская Россия? На путях взаимной доброты, христианского милосердия. Я думаю, в будущей своей помещичьей жизни Гринев никогда не будет ярым крепостником, он будет отцом крестьянам.

Возмужала в «исторической метели» и Маша, о которой Марина Цветаева, мне кажется, пишет излишне неуважительно: «о ней только и слышно, что она бледна». Представить страшно, как это поехать ей, провинциалке, в Петербург к государыне! А она едет! Она убеждает царицу в невиновности жениха. Она побеждает свой страх, свою «несветскость». Именно Маша Миронова отразила главное, что есть в натуре русской женщины, — способность идти во имя любимого на жертвы.

«Историческая метель» испытывает человека, дом, семью, нацию на прочность. А. С. Пушкин не ставил своей задачей показать в романе злодейства и зверства пугачевцев.

Ему хотелось вглядеться в человека перед лицом испытании. И, читая повесть, мы испытываем радость — человек жив, человек сохранился, человек остался человеком.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Система образов в повести «Капитанской дочки» . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Анализ структуры поэмы А.С. Пушкина «Полтава»

Следующее сочинение из данной рубрики: Драма в судьбе Евгения Онегина

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Система образов в повести «Капитанской дочки».