Сборник «Три оказии и одно наблюдение»

Распад парадигмы письма Зюскинда завершается в сборнике «Три оказии и одно наблюдение» (1995), где он жирным фломастером обрисовывает немало лейтмотивов, фиксируя их, как бы, в химически чистом виде. Так, в новелле «Влечение к глубине» разрабатывается лейтмотивная тема искусства и его творца: героиню, художницу из Штутгарта, сбивает с толку неизвестный критик, который не увидел в ее произведениях глубины. В бесшабашных поисках неведомой и непонятной ей глубины она приходит к возражению собственного искусства, убивает себя — и тот самый критик находит у нее «влечение к глубине».

Искусство, совсем как у раннего Зюскинда, выскальзывает с рационального объяснения и снова беспощадно и полно овладевает человеком. В рассказе «Битва» на поверхность выводится традиционная для Зюскинда ситуация поражения в победе. Шахматист Жан, ремесленник игры, побеждает какого-то юнца «с бледным лицом и фанатичными темными глазами». Но большой радости этот выигрыш ему не дает, наоборот, оборачивается несмываемым пятном полнейшего поражения. Происходит невероятное: Жан желает успеха своему неприятелю, поскольку так устал от бесконечных побед над всеми, что после проигрыша пошел бы сразу подальше от зрителей, которых он называет «мерзкими разинями», «завистливыми бандитами».

Зритель возникает здесь как вечный и трагический оппонент художника, от которого творцу любого ранга нужно убегать, всей душой стремясь к покою. Вообще тема покоя, которая расцвела еще в «Повести о господине Зоммере», в этом рассказе проигрывается словно старая пластинка: в каждой новелле почти основным элементом; каждый из героев новелл жаждет этого выхоленного плода в той или иной форме. На волнах вечного покоя отплывает и метр Мюссар — герой новеллы «Завещание метра Мюссара», открыватель ужасной истины: земля прячет себя в створках огромной раковины. Для самого метра открытие этого псевдозакона становится той панацеей, которая, хотя и смертельная, награждает его овеянным мечтой успокоением. Для читателя, который ясно сознает, что все идеи метра являются лишь сумасшедшим бредом, апокалипсис отнюдь не переходит в бедствие, наоборот — на недосягаемое счастье того самого покоя, затертого бесконечным постмодерным кругооборотом Вселенной, которая суетливо себя имитирует.

Логичным в финале сборника является «наблюдение», названное «Amnesie in Litteris». В нем рассказчика, почти окончательно слитого с самим Зюскиндом, засасывает фонтан литературного забывания. В попытках вспомнить прочитанное он натыкается на звонкий мир пустоши: письмо, которое никогда не появлялось в текстах писателя, неожиданно возражает себя. Ведь для чего писать, если читатель не идет дальше акта чтения, — в таком случае безразлично, что и как написано? Учитывая эти трансформации автор страдает от разнообразнейших неудобств, среди которых и встречи с самим собой на берегах когда-то прочитанной книжки.

Человек в русле сугубо борхесовских метафор кажется потерянным в безграничной и лишенной указателей вавилонской библиотеке — библиотеке, сконструированной из эфемерного материала забвения. Симптоматически: Зюскинд, который издал в соавторстве с Гельмутом Дитлем свое последнее на сегодня произведение «Россини, или Убийственный вопрос, кто с кем спал» (1997), возворащается к словно забытой форме сценария, с которой он начинал, тем утверждая самоповторение и замыкая бег своего творчества в жесткую оправу всеохватывающей литературной амнезии.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Сборник «Три оказии и одно наблюдение» . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Генрик Ибсен – норвежский поэт и драматург

Следующее сочинение из данной рубрики: Повести о господине Зоммере

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Сборник «Три оказии и одно наблюдение».