ПУШКИН И КЮХЕЛЬБЕКЕР. Ю. Тынянов – часть 13

К фразе «от делать нечего» Пушкин делает приписку: «A citation de mon nouveau poème. Suum cui que». (Цитата из моей новой поэмы. Каждому свое).

«От делать нечего» — это последний стих XIII строфы главы второй «Евгения Онегина»:

Так люди (первый каюсь я)

От делать нечего друзья.

Вторая глава «Евгения Онегина» окончена 8 декабря, ночью; под строфой XVI в рукописи имеется помета 1 ноября; таким образом письмо написано всего три дня после окончания главы и под непосредственным впечатлением ее чтения.

Туманский в первой же строчке письма пишет явный укор Пушкину, так сказать, «отмежевывается» от него, читает косвенную нотацию ему за циническое «байроническое» отношение к дружбе. Пушкин смиренно признается в адресе упрека и латинской поговоркой как бы указывает Кюхельбекеру на то, что и с ним друзья довольно жестко полемизируют: «каждому свое», т. е. «всем сестрам по серьгам».

Эта ситуация объясняет быть может и резкость тона письма по отношению к Кюхельбекеру. Туманский желает показать, что между друзьями тонкости неуместны, должна быть полная откровенность, серьезность и резкость тона. Это как бы должно оправдать и резкие литературные выпады Пушкина в письмах, вызвавших ранее ссору.

XI

Между тем цитата из второй главы «Евгения Онегина», приведенная Туманским, не случайно затрагивает тему, одновременно и центральную для «романа в стихах», и жизненно занимавшую Пушкина во время писания — тему дружбы.

В 1848 г. (16 февраля) Плетнев писал Я. Гроту37: «В понедельник мы все трое были у Балабиных. Я прочел там 2-ю главу Онегина. Это подало мне повод рассказать, как мастерски в Ленском обрисовал Пушкин лицейского приятеля своего Кюхельбекера. Когда я рассказал о последнем несколько характеристических анекдотов, Варвара Осиповна сожалела, что я не составляю записок моей жизни». Плетнев был общим приятелем Пушкина и Кюхельбекера — и к его категорическому показанию, сделанному без всяких оговорок, следует отнестись внимательно. Я уже имел случай указать на то, что в черновой первоначальной обрисовке Ленского есть черты Кюхельбекера, что в «стихи Ленского» перед дуэлью вошла пародия на некоторые строки из послания Кюхельбекера по поводу «Кавказского пленника». На основе новых материалов утверждение Плетнева представляется гораздо шире и глубже.

357

В Ленском, «Поэте» по пушкинскому плану-оглавлению «Онегина», была воплощена трактовка поэта, которую проповедывал Кюхельбекер — высокого поэта; выяснено отношение к ней; сюда вошли некоторые реальные черты Кюхельбекера, и наконец — реальные отношения Пушкина и Кюхельбекера, особенно ясно и остро во время писания 2-й главы поставившие вопрос о дружбе, помогли развитию сюжета «свободного романа», еще неясного для самого Пушкина.

Портретность черновых набросков VI строфы второй главы очевидна:

1. Питомец Канта и поэт.

2. Крикун, мятежник и поэт.

3. Крикун, мечтатель и поэт.

1. Он из Германии свободной

Привез презренье суеты

Славолюбивые мечты,

Дух пылкий, прямо благородный

2. Дух пылкий и немного странный

3. Ученость, вид немного странный

«Свободною» могла назваться именно Германия 1820 года — года убийства Коцебу и казни Занда, — года поездки Кюхельбекера. Мы знаем, как жадно интересовался Пушкин Кюхельбекером, вернувшимся в 1821 г. из путешествия.

Портретность затушевана затем в отношении наружности; Ленский

Красавец в полном цвете лет;

Но и в окончательной редакции первой строфы сохранилось достаточно реальных черт:

Он из Германии туманной

Привез учености плоды:

Вольнолюбивые мечты,

Дух пылкий и довольно странный,

Всегда восторженную речь...

«Довольно странный и пылкий дух» Ленского мотивирует в романе внезапную дуэль, к которой вернемся ниже.

В строфе VIII дается краткий перечень тем высокой поэзии, занимавших Ленского и Кюхельбекера до 1823 г., «пересказ» высокой элегии:

Он верил, что душа родная

Соединиться с ним должна;

Что безотрадно изнывая,

Его вседневно ждет она;

Здесь и лицейское чтение Шиллера (таково знаменитое стихотворение Шиллера «Das Geheimniss der Reminiscenz. An Laura») и отчасти собственное поэтическое творчество Кюхельбекера.

Перечисление конкретных стихотворений Ленского в строфе Х — это как бы оглавление рукописного сборника стихотворений Кюхельбекера, которые были известны Пушкину (позднее сборник хранился у Пушкина),

...Как сон младенца, как луна

...Он пел разлуку и печаль

...Он пел те дальные страны,

358

Ср. стихотворения Кюхельбекера «Возраст счастья» («Краток, но мирен и тих младенческий сладостный возраст», напеч. в «Соревн. Просв. и Благотв.» 1820 г., № 3); «Разлука» («Длань своенравной судьбы простерта над всею вселенной»); «дальные страны» воспеты в стихотворениях: «К друзьям на Рейне», «Ницца», «Массилия».

Даже стих:

Он пел поблеклый жизни цвет —

Встречающееся у Кюхельбекера в ранних элегиях выражение:

Цвет моей жизни не вянь...

...Отцвели мои цветы... и т. д.

Дальнейшая тема Ленского — «друзья»:

...Он верил, что друзья готовы

За честь его принять оковы

И что не дрогнет их рука

Разбить сосуд клеветника...

Тема дружбы поэтов — основная, как мы видели, в творчестве Кюхельбекера. Тема «враги и клеветники» — ясно определилась в его творчестве в 1820 г. Таково стихотворение «Поэты» — послание Пушкину, Дельвигу и Баратынскому («Соревн. Просв, и Благотв.» 1820 г., № 4), таковы же стихотворения, непосредственно примыкающие к нему: «Жребий поэта», «Проклятие».

Ср. «Поэты»:

О, Дельвиг, Дельвиг! что награда

И дел высоких и стихов?

Таланту что и где отрада

Среди злодеев и глупцов? —

Стадами смертных зависть правит;

Посредственность при ней стоит

И тяжкою пятою давит

Младых избранников Харит. —

Таков конец стихотворения:

«О, Дельвиг, Дельвиг, что гоненья?

Бессмертие равно удел

И смелых вдохновенных дел

И сладостного песнопенья! —

Так! не умрет и наш союз,

Свободный, радостный и гордый,

И в счастьи и в несчастьи твердый,

Союз любимцев вечных Муз!

...И ты, — наш юный корифей, —

Певец любви, певец Руслана!

Что для тебя шипенье змей,

Что крик и Филина и Врана? —

Самое выражение: «сосуд клеветника» — высокий «библеизм», свойственный лексике Кюхельбекера; ср. например:

О страшно быть сосудом бренным,

Пророком радостных богов!

(«Жребий поэта».)

359

Иллюстрация: ЧЕРНОВОЙ АВТОГРАФ КЮХЕЛЬБЕКЕРА С ЕГО СОБСТВЕННОРУЧНЫМИ РИСУНКАМИ

Собрание Ю. Н. Тынянова, Ленинград

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » ПУШКИН И КЮХЕЛЬБЕКЕР. Ю. Тынянов – часть 13 . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: ПУШКИН И КЮХЕЛЬБЕКЕР. Ю. Тынянов – Часть 10

Следующее сочинение из данной рубрики: ДЯДЯ ВАНЯ – часть 12

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
ПУШКИН И КЮХЕЛЬБЕКЕР. Ю. Тынянов – часть 13.