Пугачев: портретные зарисовки героя в повести «Капитанская дочка»

Пугачев в степи, а затем в трактире. Мы видим природные качества человека, еще не отягощенного грузом общественных условностей, еще «не играющего роль». Гринев поражен его сметливостью, какой-то загадочной силой, но для него Пугачев пока случайный встречный, о котором, выехав с постоялого двора, можно тотчас забыть, Перед новой встречей с Пугачевым (на этот раз как с предводителем восстания) Гринев вместе с другим офицерами знакомится с официальным письмом, в которого Пугачев именуется «злодеем и самозванцем», производящим «грабежи и смертные убийства», а его войско — «злодейской шайкой», И Гринев до поры до времени смотрит на Пугачева глазами смертельного врага.

Но жизнь опять вносит незаметную и существенную поправку: находясь на валу, Гринев видит, что пугачевцы отнюдь не «шайка», а «конные толпы», «множество людей», усеявших всю степь. Когда картечь «хватил в самую средину толпы» и «мятежники отхлынули в обе стороны и попятились», Пугачев остался на месте и, махая саблей, вновь собрал их и двинул вперед. Видимо, в смелости и мужестве этому «разбойнику» отказать нельзя.

Пугачев на «троне», вершащий «суд и расправу». Казалось бы, оправдываются худшие ожидания: начинаются казни и грабежи. Но впечатление от жестокости Пугачева ослабляется, во-первых, тем, что он казнит своих врагов, отвергнувших предложение о сдаче и вероломно стрелявших в парламентеров; во-вторых, тем, что эти враги во всеуслышание объявили его «вором и самозванцем»; в-третьих тем, что казнь совершает изувеченный башкирец, накануне обреченный Иваном Кузьмичом на нечеловеческие пытки. А самое главное, расправляясь с противниками в ожесточении еще не остывшей схватки, Пугачев узнает Гринева, щадит его и даже выводит из трудного положения грубоватой шуткой.

Через некоторое время образ бродяги, повстречавшегося когда-то Петруше на пути из Симбирска, и образ предводителя казачьего войска сливаются в его сознании. Каким же стал Пугачев? Каков он — не па «троне», не в пылу боя, не в ожесточении расправы, а вот так, без официальности, «домашним образом»?

Пирушка пугачевцев. Это не сборище убийц и насильников — достаточно взглянуть на их молодые и красивые лица. Сам предводитель не кажется свирепым. Они простыв обращении друг с другом, свободно высказывают свои мнения и оспаривают мнения товарищей и Пугачева. Они смелы и решительныдо дерзости. В их сердцах живет поэзия борьбы и отваги. И Гринева при виде этой «необыкновенной картины» охватывает «пиитический ужас», А через несколько минут, оставшись один на один с Пугачевым, он поддается веселому смеху Пугачева и сам начинает беспричинно смеяться. Стена отчужденности рушится. На время как бы сброшено бремя условностей, наедине друг с другом остались не глава крестьянского восстания, не «Петр Федорович» и не офицер царской армии, его противник, а человек с человеком. И, превозмогая себя, словно стараясь стать вровень с Пугачевым, Гринев говорит ему правду и только правду: этому человеку нельзя лгать. Искренность собеседника поражает Пугачева: человек прямой и открытый, он уважает прямых и мужественных людей. «В этом нравственном поединке победителями оказываются оба — и Пугачев, и Гринев, оценивший свою человеческую и дворянскую честь, как он ее понимал, выше жизни. Но, пожалуй, еще на большую высоту здесь поднялся Пугачев, который не только воспринял душевную красоту Гринева, но нашел в себе силы принести ей в жертву собственное самолюбие: ведь Гринев отказывается признать в нем государя и служить ему, откровенно заявляет, что будет бороться    против него...».

Именно с этой сцены в сознании Гринева образ «разбойника» в духе официальной версии начинает замещаться образом «плутоватого и ловкого казака, немного разбойника в песенном стиле», по выражению В. Г. Короленко.

Свидание в Бердской слободе позволяет судить о ближайшем окружении Пугачева. Он на голову выше своих помощников, но и сами они, особенно Хлопуша, не выглядят такими ужасными душегубцами, как о том говорили их враги. А освобождение Маши Мироновой характеризует Пугачева как защитника сирот и невинных (вопрос 3-й к главам VI—XII).

Диалог с Гриневым во время поездки в Белогорскую крепость раскрывает отношение Пугачева к возглавляемому им восстанию, к своему окружению, к перспективам народной борьбы. Пугачев, испытывающий чувство одиночества среди своих сподвижников, знающий о своей обреченности, предстает перед нами в каком-то величественном и трагическом ореоле.

Так шаг за шагом, от сцепы к сцене все ярче и полнее вырисовывается фигура предводителя восстания. Правда, изображая Пугачева преимущественно через его отношение к Гриневу, Пушкин непосредственно не показывает его качеств как полководца, как вождя крестьянского восстания. О них мы можем судить только косвенно. Но ясно, что перед нами талантливый, самобытный предводитель народа, мужественный и по-своему справедливый, умный и расчетливый, удалой и безгранично смелый, пользующийся поддержкой и любовью крестьянско-казачьей массы, хотя и не лишенный некоторых личных слабостей; он обречен виселице, потому что обречено на поражение крестьянское восстание, но грандиозный размах событий, развернувшихся под его руководством, его незаурядная личность, несомненно, оставят глубокий след в памяти народной и в истории России.




загрузка...