Проблема смертной казни

Проблема смертной казни является сложной и многогранной. Она затрагивает политико-правовые, социально экономические, нравственно религиозные, культуро-психологические и другие сферы нашей жизнедеятельности. Из всего комплекса вышеперечисленных аспектов попытаемся остановиться прежде всего на рассмотрении политико-правовых, ибо они на сегодняшний день приобретают особую актуальность. Далеко не случайно в такой переломный момент развития российского общества обострились дебаты вокруг именно политико-правовых (в том числе и международно-правовых) проблем смертной казни, вновь возгорелась интересная дискуссия по поводу её отмены.

Является ли она сдерживающим фактором преступности или нет, нарушая ли права человека или выступает средством из арсенала правопорядка, применять её в современный период или отказаться от этого?

На эти и многие другие вопросы по разному отвечают учёные, юристы практики, общественные и политические деятели, писатели, граждане. И хотя в принципиальном плане практически все из них высказываются за отмену смертной казни (против самой идеи никто прямо не выступает) основные расхождения наметились в сроках осуществления данного гуманного акта. Некоторые авторы предлагают уже сегодня отказаться от подобного вида наказания в нашей стране, закрепив это законодательно.

То есть к смертной казни, как наказанию, важно подходить не столь однозначно. Ведь предельные возможности эффективности характерны не только для смертной казни, но и для иных видов наказания, что не всегда учитывается. Нельзя не видеть, что многие зачастую абсолютизируют роль смертной казни в сдерживании преступности, требуя от неё больше, чем она может дать по своей природе, возводя её в некое универсальное средство, панацею, делая отсюда соответствующие выводы.

Это заметно, в частности, в статье З.М. Черниловского, где автор, аргументируя свою позицию, указывает на главный довод Беккариа, заключающийся в том, что смертая казнь была бы терпима, если бы она пределяла собой единственно средство, способное удержать других от совершения преступления . Непонятно, почему такие явно завышенные требования предъявляются к смертной казни. Исключительной мерой её называют вовсе не потому, что она может и должна быть исключительно эффективной (чего в природе и обществе практически не встречается), а в связи со своими исключительными последствиями для человека, преступившего все мыслимые и даже немыслимые нормы порядочности и права. В том то и дело, что смертная казнь как в периодической системе Менделеева занимает только своё место, участвуя посильно в сдерживании преступников наряду с другими наказаниями, а также с экономическими, социальными, политическим! медицинскими, духовными факторами.

Или приводятся эмпирические данные следующего плана. Чаще всего убийства совершаются в состоянии волнения, при котором эмоции берут верх над разумом, а также под воздействием алкоголя или наркотика, в состоянии паники, например, когда преступник застигнут в момент совершения кражи. Некоторые из совершивших насильственные преступления являются людьми чрезвычайно неуравновешенными или психически больными. Во всех подобных случаях страх перед смертной казнью не может сыграть роль сдерживающего фактора . Согласен с этим. Здесь трудно что либо возразить, хотя никто и не считал какое количество лиц было удержано от совершения тяжких преступлений под воздействием страха перед смертной казнью. Кроме того, вероятно, трудно будет возразить и тому, что в современный период в нашем обществе происходят радикальные перемены, с неизбежностью несущие дестабилизацию всего жененного уклада. Это сопровождается переоценкой ценностей, неудовлетворенностью, неустроенностью, разочарованием агрессивностью, злобой, насилием, обострением национальных конфликте резким ростом преступности, прежде всего организованной. Думаю, здесь не надо по этому поводу приводить дополнительные аргументы, цифры. Они у всех на слуху и на виду. В таких условиях отменить один из сдерживающих факторов порядка (пусть и не всегда эффективный), значит усилить данные дестабилизирующие процессы.

Поэтому смертная казнь в современный хаотичный период, как правовое ограничение, пока необходима. Она нужна и потому, что другие сдерживающие элементы социальной регуляции (прежде всего культурные, нравственные, религиозные нормы) ещё не заявили о своей эффективности.

Вызывает вопросы и излишне категоричная позиция З.М. Черниловского в отношении интервью Г.М. Миньковского, где последний говорит о том, что 80 36% опрошенных высказались против отмены смертной казни. З.М. Черниловский странным образом отнёсся к результатам данного тестирования ( вердикт ), косвенно поставил под сомнение саму его методику ( я не знаю, каким образом проводился опрос ) и вообще учёт общественною мнения ( знают ли достопочтенные защитники плахи хоть один пример добра и правды, исходивших от общественного мнения , которое так часто выдают за глас народа , а значит за святой завет? ).

И хотя с замечанием по поводу манипуляций над общественным мнением (которые были и которых еще больше стало в нашей практике) следует в основном согласиться и полностью солидаризоваться с гуманистической аксиомой, что реализация прав человека никогда не должна зависеть от собственного мнения , думается, что суть дела вовсе не в общественно мнении. Да, действительно, от общественного мнения реализация прав человека не зависит, но она напрямую и жестко зависит от степени демократичности, гражданственности общества, от его качественно нравственного состояния, уровня политической и правовой культуры, меры правового прогресса, масштаба юридического сдерживания государства. Об этом, кстати, как бы вскользь, говорит в З.М. Черниловский, когда вопрошает по поводу приведённых результатов Г.М. Миньковского: Отчего же так? Почему в Англии, например, отмене смертной казни за убийство в немалой степени содействовали массовые демонстрации, проходившие под лозунгами Остановите исполнение смертного приговора , Останься жить с нами и т.д. ?

Потому в Англии и ставился так вопрос, что под него был подведён незыблемый и уже ставший традиционным фундамент демократии, что наверняка отражалось и в их общественном мнении, же общественное мнение есть отражение (пусть и не всегда стопроцентное) уровня зрелости нашего общественного сознания, нашей ещё только развивающейся и формирующейся демократии, становления её институтов, возрождения общечеловеческой морали и религиозных норм, библейских заповедей. Естественно, такие процессы не протекают в одночасье. Несмотря на предельный эффект, на многочисленные разъяснения по поводу того, что отмена смертной казни не повлияет на уголовную статистику у неё остаётся немало сторонников. Давайте задумаемся, а почему собственно общественное мнение в нашей стране так стойко высказывается за применение смертной казни. Тут, вероятно, несколько причин.

Одна из них инерция этатистского правопонимания, что ещё долго будет сказываться на оценке тех или иных юридических институтов и средств. Так просто её не отбросишь. Тут нужны кропотливые усилия по формированию системы истинно правовых и демократических взглядов. Вед в недавнем нашем (как собственно и в нынешнем) авторитарном государстве свобода человека, его самостоятельность необоснованно ограничивались правом, а темнее ведомственными инструкциями, распоряжениями, постановлениями. Государство завладело многими правами человека и гражданин предельно свело их к минимуму. И это не случайно. Иначе ведь подобный система не сработает. Это один из её рычагов. Кроме того, универсальным средством обеспечения многочисленных и не всегда оправданных даже с точки зрения здравого смысла приказов, команд, директив, обязанностей и запретов широко использовались именно ответственность и наказания (и чем они были сильнее, тем лучше для данной системы).

Другая причина социальный и политический патернализм. Он вырос как раз на основе того, что государство, ради достижения известных весьма привлекательных целей далеко непривлекательными средствами, вынуждено было ущемлять автономность, своеобразный суверенитет личности, взамен заботясь о ней. Логика тут простая: если государство опекает своих граждан а одном (создаёт условия для безработицы зачастую искусственным путём, следит за уравнительно унизительным существованием граждан и т.п.), то почему оно не может проявить заботу в другом и наказывать исключительной мерой тех, кто нарушает интересы попечителя (и в большей степени за государственные и так называемые хозяйственны преступления, когда человек пытается обмануть либо обокрасть своего благодетеля). Тут речь идет не о справедливости, а скорее о мести, о гонении за неблагодарность к государству родителю . Для таких отеческих отношений вполне могут подойти слова Тараса Бульбы, сказанные им в известной ситуации своему сыну Андрею: я тебя породил, я тебя и убью .

Ещё одна причина социально психологическая и политико правовая инфантильность граждан, вытекающая из предыдущих причин и сложившаяся в результате абсолютного регламентирования жизнедеятельности человека Именно эти факторы стали основной широкого действия принципа инициатива наказуема . Тот, кем часто и упорно руководят, писал ещё на рубеже XVIII XIX веков немецкий философ гуманист Вильгельм фон Гумбольдт, легко приходит к тому, что добровольно отказывается от предоставленной ему доли самостоятельности, которой он располагает. Он считает себя свободным от забот, которые несут за него другие .., и так же, как каждый сам полагается на заботу и помощь государства, он и пожалуй, в ещё большей степени предоставляет государству заботиться о судьбе своих сограждан. А это в свою очередь ослабляет сочувствие к другом людям и пожелание оказывать помощь друг другу . Таким образом, сформировалась привычка, стереотип, что именно государство будет решать все основные проблемы общества, в том числе и проблему борьбы с преступностью, используя при этом даже традиционно социальные средства, выражающиеся в воспитании подрастающего поколения в укреплении нравов и т.п. Между тем в данном вопросе общество должны быть независимо от государства и должно самостоятельно использовать необходимые социальные санкции. Поддержание морали, верно пишет Э.Ю. Соловьев, дело институтов гражданского общества (семьи, школы, религиозных общин, добровольных организаций и союзов), а не государством служб.

Всё перечисленное свидетельствует о том, что пока мы не избавимся этих причин, пока не преодолеем подобные препятствия постановка вопроса об отмене смертной казни будет в определённой мере искусственным, а потому и преждевременным фактом. В условиях слабости действий нравственных и религиозных норм, хрупкости демократических институтов и традиций, отсутствия правовой государственности (несмотря на декларативные заявления об обратном в ч. 1 ст. 1 Конституции РФ 1993 года) отказ от смертной казни не обоснован.

Созрело ли общество для принятия кардинального решения или к нему надо идти постепенно, пишет в этой связи И.И. Карпец. Применительно проблеме отмены смертной казни со всей определённостью утверждаю: нет, не созрело, поскольку оно содержит в себе те недостатки и серьёзные противоречия, которые ведут к тяжким преступлениям. Идеальные представления надо сопоставлять с суровыми реалиями жизни .

Отказ от такого вида наказания следует расценивать не как немедленное требование, а как стремление, что в общем то и выражено в ч. 2 ст. 20 Конституции РФ: Смертная казнь впредь до её отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей .

В данном конституционном положении говорится о допустимости применения смертной казни впредь до её отмены . Отсюда следует, что наше общество и государство ставят в перспективе цель отказаться от данного весьма жестокого юридического средства, к чему собственно призывают и международно правовые документы. Однако подобная отмена, на наш взгляд, станет возможной в полной мере лишь в будущем, когда для этого будут созданы необходимые предпосылки, когда с этим будет согласно большинство граждан.

Между тем одним из условий принятие России в Совет Европы была (и по сути остаётся) отмена смертной казни как высшей меры наказания и соответствующего ограничения в нашем государстве. Для реализации данного условия российская делегация должна подписать Протокол 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1083 года ж Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года в течения одного года со времени вступления в Совет Европы и ратифицировать его не позже, чем через три года.

В США по отношению к рассматриваемому институту наблюдаются свои приливы и отливы в общественном мнении и реальной юридической практике. После снижения интереса к этому, якобы, устаревшему репрессивному инструменту, он вновь заявлял о себе, возрождаясь из небытия. Проблема реанимации смертной казни вовсе не вчерашний день, как это может показаться на первый взгляд. Уже стало привычным в специальной литературе и в прессе демонстрировать так называемую общую тенденцию в развитии ряда государств в пользу отмены смертной казни.

Страницы: 1 2

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Проблема смертной казни . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Понятие приговора

Следующее сочинение из данной рубрики: Смертная казнь

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Проблема смертной казни.