Проблема гуманного начала в каждом человеке

Проблему человеческого, гуманного начала в каждом разумном существе показал на сатирическом примере младших по разуму братьев человеческих великий сатирик девятнадцатого века М Е Салтыков-Щедрин.  В сказках Салтыкова-Щедрина мы встретим всех щедринских героев, образы которых столь типичны для эпохи писателя Здесь и тупые, свирепые, невежественные правители народа, его эксплуататоры и угнетатели («Медведь на воеводстве», «Дикий помещик», «Орел-меценат»), здесь и сам народ, трудолюбивый, талантливый, могучий и вместе с тем покорный своим эксплуататорам («Коняга», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»), здесь и народ пробуждающийся, ищущий правды («Ворон-челобитчик», «Путем-дорогою»).

Во многих сказках Щедрина звучит вера в конечное торжество положительных идеалов, торжество человеческого, истинно высоких качеств человеческой души, и эта вера освещает горестные страницы его сатиры. Подобно Некрасову, Салтыков-Щедрин писал свои сказки для народа, для самых широких писательских кругов. И создания великого сатирика достигали своей цели они будили мысль, воспитывали революционное сознание широких народных масс. Сказки Салтыкова-Щедрина отличаются истинной народностью Освещая самые злободневные вопросы русской жизни, сатирик выступает как защитник народных интересов, выразитель народных идеалов, передовых идей своего времени. Обращаясь к устному народному творчеству, писатель обогащал фольклорные сюжеты новым революционным содержанием. В мир народного творчества Салтыков-Щедрин вводил злободневные политические темы и с помощью традиционных, привычных персонажей раскрывал сложные проблемы современности. Мастер эзоповых речей в своих сказках, написанных в основном в годы жесткого цензурного контроля, широко использует прием иносказания. Как и в басне, под видом животных и птиц изображаются представители различных общественных классов и групп.

 Рассмотрим несколько сказок, наиболее полно отражающих тему народа в изображении Салтыкова-Щедрина. Сказка «Дикий помещик» - произведение, направленное против общественного строя, основанного на эксплуатации, антинародного по самой своей сущности. Уже начало вводит нас в сказочный мир («В некотором царстве, в некотором государстве жил-был». Сохраняя дух и стиль народной сказки, сатирик говорит о реальных событиях современной ему жизни. Жизнь за счет народа превратила помещика в паразита. Одичание его свидетельствует о том, что народ - созидатель и материальных, и духовных ценностей. Мужик - это и есть истинный «поилец и кормилец». Без него исчезнут не только материальные ценности, но придет в упадок и культура. Но горечью проникнуты слова сатирика, посвященные народу, так как он безропотно терпит притеснения со стороны помещиков.

Эту горькую ироническую мысль о народной покорности Салтыков-Щедрин развивает в сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». В этой сказке сатирик изображает неразвитой дух народного самосознания на примере истории, в которой мужик сам вьет веревку, с помощью которой генералы привязывают его к дереву, чтобы «лежебока-тунеядец не убег». Несмотря на это, мужик обрисован автором с теплотой и любовью. Он изображен добрым, сильным, трудолюбивым, прямым, но и насмешливым по отношению к генералам он ни на секунду не теряет чувства собственного достоинства. О мужике этом писатель говорит с симпатией, другое дело - о генералах. Они тупы и ленивы, а также невероятно самонадеянны, искренне полагая, что не мужик их кормит, а сами они кормятся. Так, Салтыков-Щедрин хочет донести до народа мысль о том, что ждать от эксплуататоров улучшения жизни бесполезно угнетение в классовом обществе - это закон жизни.

Итоговым гимном трудовому народу, единственному носителю человеческого лица в сатирических произведениях Салтыкова-Щедрина стала сказка «Коняга». Образ Коняги - это обобщенный символ крестьянской России, вечно трудящейся и измученной угнетателями. Коняга - это источник жизни для богатого сословия Салтыков-Щедрин, может быть, единственный из писателей-современников отказался от всякой идеализации крестьянской жизни, крестьянского труда и даже деревенской природы. И жизнь, и труд, и природа открываются ему через вековые страдания мужика и Коняги. В сказке выражено не просто сочувствие и сострадание, но глубокое понимание той безмерной трагической безысходности жизни, которая таится в самом бессмертии мужика и Коняги. Казалось бы, речь идет о самом насущном корм, борозда, работа, обожженные солнцем плечи, разбитые ноги. Мера страданий народа, определяемая духовным, нравственным потенциалом самого писателя, вырастает до вселенских масштабов, не подвластных времени В сказке задается вопрос кто освободит силу, таящуюся в народе, из плена? Двум существам выпала на долю эта задача мужику да Коняге. И оба от рождения до могилы над этой задачей бьются, пот проливают кровавый, а поле так и не выдало той сказочной силы, которая освободила бы от уз мужика и исцелила бы Конягу. Сам Коняга никогда не ест досыта, хотя именно благодаря нему на полях растет хлеб. Удел Коняги - это вечный изнурительный труд.

Таким образом, мысль о необходимости пробуждения народного сознания, поисков правды, нравственной ответственности человека за жизнь проходит через все сказки Салтыкова-Щедрина, посвященные положению русского крестьянского народа. В сказках Щедрина за привычными образами угадывается глубокое, но скрытое значение. А аллегорические концовки сказок выражают самые заветные мечты автора и ожидания народные, а также вечный вопрос великого писателя, когда же поймет русский народ, что свое право на такую жизнь он отстаивает слишком пассивно, не прилагая должных усилий. И когда же, наконец, проснется и восторжествует человеческое начало в зверином обличье сильных мира сего.

Проблему истинного мужества раскрыл в своем романе «Война и мир» Л.Н. Толстой на примере настоящего подвига, совершенного русским народом во время Отечественной войны Война в романе «Война и мир» показана как грандиозное народное бедствие, величественное патриотическое свершение. Одержал победу в Отечественной войне, по мысли Толстого, народ. Победили люди, как бы «семейно спаянные в организме своей нации, люди, в душе которых таились до поры до времени скрытые силы патриотизма. Для своего яркого проявления эти силы не требовали, не нуждались ни в парадном блеске, ни в призывах и лозунгах, ни в приказах и внешнем принуждении. Все делалось без всякого приказания, потому что русский народ поднялся на борьбу из оскорбленного национального чувства. И на батарее Раевского в Бородинской битве, и в партизанских отрядах Денисова и Долохова каждый узнал свое дело, место и назначение

Русские люди не нуждались в разговорах об Отечестве и верности царю, о патриотизме и геройстве. Официальная патриотическая фразеология, высокопарность в разговоре были чужды людям, которые вели народную войну Тихон Щербатый, услышав от Денисова высокие патриотические слова, испугался. В «Войне и мире» немыслимы герои, которые, как произнес бы перед солдатами речь с призывом умереть на поле битвы Андрей Болконский во время Бородинской битвы сначала считал своей обязанностью возбуждать мужество солдат и показывать им пример, но потом убедился, что ему нечему и нечем учить их.

Не численное превосходство, не стратегические планы полководцев, а воодушевление солдат влияет на ход сражения Писатель показывает героизм человека, который и сам менее всего думает о своем героизме. Действуя по собственной инициативе, забытый начальством и оставшийся без прикрытия, Тушин со своими артиллеристами решает исход сражения, сам того не подозревая. В разгар боя и Тушин, и его солдаты возбуждены, веселы, необыкновенно деятельны. Их чувства едины Тушин обращается к солдатам не как начальник, а как друг «голубчики». В каждом его слове звучит простота и необыкновенная доброта Толстой неоднократно подчеркивает, что в облике Тушина нет ничего военного и тем более воинственного. Он сравнивается с Жерковым, старшим по званию, который тем не менее струил в бою, в то время как Тушин показал себя настоящим воином.

Таков и храбрый офицер Тимохин. Бой кончился, и люди так же, как и Тимохин, как и Тушин, геройски сражавшиеся с врагом, вернулись к военным будням. От солдатских костров писатель ведет нас в избу, где собрались генералы. Здесь все хвастаются, лгут, приписывая себе небывалые подвиги, подчеркивая свою роль в сражении. В глазах этих самодовольных людей жалко выглядит фигурка Тушина истинного героя дня.

Именно во время отечественной войны с максимальной силой обнаружилась способность русского народа к свободному единению, показывая единство лучших сил русской нации Кутузов, Болконский, Безухов, Тимохин, солдаты батареи Раевского, ополченцы, партизаны едины в своем порыве изгнать агрессора из своей земли Война двенадцатого года воспета Толстым как защита Отечества и осуждена в своей бесчеловечной сути, как и всякая война. Таким образом, автор показывает эту войну в крови, страданиях, смерти Героизм и трусость, простота и тщеславие противоречиво переплелись в помыслах и поступках участников сражения под Шенграбеном. Но мы не можем не заметить, что решающей силой в сражении явились единство и одушевление тысяч рядовых воинов, не думающих о славе и наградах На войне, как и вообще в истории человечества, деятельность людских масс, связанных единством чувств и стремлений, определяет ход событий.

Ни солдаты батареи Раевского, ни ополченцы, ни Тушин, ни Тимохин, ни Кутузов, ни Дохтуров героями нигде не названы Толстой отказывается от этого слова. Он отличает естественность патриотических поступков всех русских людей. Вспомним любимую мысль автора о скрытой теплоте патриотизма. Автор сосредоточен на нравственной стороне совершенного в Отечественной войне народного подвига.

Именно во время Отечественной войны с максимальной силой обнаружилась способность русского народа к свободному единению. Произошло полное единение лучших сил русской нации Кутузов, Болконский, Безухов, Тимохин, солдаты батареи Раевского, партизаны и ополченцы едины были в порыве изгнать агрессора из своей земли.




загрузка...