«Повести Белкина» А. С. Пушкина в школьном изучении – Часть 5

Приведем некоторые ответы на второй вопрос, чтобы заметить разницу между учащимися разных групп. Ученик Б. («художник») так объясняет отказ Сильвио стрелять в графа в первой и второй дуэли: «Сильвио не выстрелил в графа ни в первый, ни во второй раз, потому что решил лишить графа самого дорогого, что есть у человека, — жизни, а граф жизнью тогда не дорожил, и поэтому не было смысла убивать его тогда. Сильвио решил дождаться более благоприятного момента. А второй раз Сильвио потому не выстрелил в графа, что им руководило благородство».

Логическая невнятность речи «художника», связанная с невысоким уровнем общего развития, не затемняет здесь все же общего понимания событий и движения Сильвио от злобной мести за оскорбленное самолюбие до способности пощадить врага и даже «рисковать своей жизнью, чтобы дуэль не превратилась в убийство».

Ученики, принадлежащие к типу «мыслителей», давая довольно полную и глубокую мотивировку поступков героя, как правило, склонны трансформировать идею, переакцентировать смысл происходящего в тексте.

«В первой дуэли Сильвио, видя реакцию графа, понимая, что тот с таким же легкомыслием принимает их дуэль, как и все предыдущие, что он даже не верит в то, что может погибнуть... понял, что нет смысла убивать его сейчас. Граф родился под счастливой звездой, а Сильвио живется нелегко, он всего достигает своим трудом. Сильвио не может смириться с этой несправедливостью, в душе он завидует графу и поэтому ненавидит его. Ему хочется, чтобы граф однажды оказался на его месте, на месте такого, как он, чтобы граф понял, что не все в жизни так просто, как ему кажется, что человеку может быть тяжело и больно. Во второй дуэли Сильвио не выстрелил, потому что понял, что достиг своей цели: его враг почувствовал ужас встречи с Сильвио. „Волоса стали вдруг на мне дыбом“ — так описывает это граф. Сильвио не нужна была жизнь графа; ему надо было отомстить за оскорбление, а это он выполнил. Мне кажется, эта история сделала графа добрее и человечнее».

В ответе ученицы Л. вместе с верными соображениями содержится целый ряд замечаний, в которых Сильвио предстает трактованным в духе Сальери. Пушкинисты не раз отмечали сходство этих героев, но гордость, лежащая в основе их характеров, не дает права на их совершенное отождествление. Неверно и последнее замечание о графе, так как он пытается в своем рассказе оправдать вещь недопустимую — согласие во второй раз тянуть жребий.

Таким образом, можно отметить, что «мыслители», поднимаясь в осмыслении содержания художественного произведения на уровень, близкий шестиклассникам-«художникам», отходят от авторской концепции под влиянием субъективной переакцентировки текста. Такое отношение к произведению означает более раннее, чем в других группах, вступление «мыслителей» в следующий период литературного развития. Ученики «среднего» типа, как правило, в области осмысления содержания остаются в пределах периода «наивного реализма».

Продвижение «мыслителей» в следующий период литературного развития и интуитивное преодоление «художниками» ограниченных сторон «наивного реализма» связаны с тем, что ученики, принадлежащие к этим группам, почти всегда оказывались способны к осмыслению художественной формы произведения и на уровне детали, и на уровне композиции.

Ответить на вопрос о том, почему о первой дуэли рассказывает Сильвио, а о второй — граф, сумели 35% учеников. Все они принадлежали к «мыслительному» или «художественному» типу.

У «художников» мотивировки разнообразны и содержат и психологические, и эстетические аргументы: «О каждой дуэли рассказывает побежденный. В его словах острее передаются чувства, переживания»; «Ко времени разговора Сильвио с рассказчиком Сильвио стал умнее. Он уже не был бесшабашным гусаром, у него изменилась цель. Он уже мог очень трезво оценить все то, что произошло. Пушкину было важно дать понять читателю, какие перемены произошли в характере Сильвио, его мнение о графе, о характере графа. Поэтому именно Сильвио рассказывает о первой дуэли. Характер графа тоже изменился. Пушкин хотел показать их взаимоотношения».

Вопрос, на который пришлось отвечать шестиклассникам, достаточно сложен, он даже не ставится в известных нам литературоведческих анализах «Выстрела». Оправдание композиции в целом оказывается при осмыслении повести необходимым, так как смена рассказчиков двух центральных эпизодов повести художественно значима. Действительно, Пушкин благородно дает возможность о каждой дуэли рассказать герою, потерпевшему в ней поражение. Это не только драматизирует повествование, которое каждый раз ведется от лица потрясенного человека, но позволяет ему оправдаться, насколько это возможно. Скромный рассказчик невольно оказывается судьей то Сильвио, то графа, но его суд отличается от авторского. Так создается объемность и читательской оценки, характерная для многомерного искусства Пушкина. Шестиклассники, разумеется, не в силах до конца объяснить эстетические мотивы, руководившие писателем, но и «художники», и «мыслители» приближаются к осознанию этих мотивов. Причем «мыслители», как правило, отчетливо осознают причины авторской воли и полнее в мотивировках: «В сцене первой дуэли нам важнее понять чувства, мысли и поведение Сильвио, а не графа, так как именно они определяют дальнейший ход и развитие событий, они помогут понять смысл всей этой истории. Фигура Сильвио дана крупным планом, подробно, со всеми его переживаниями. Поэтому автору выгоднее дать первый рассказ от лица самого Сильвио, так как он лучше, чем кто-либо иной, понимает и оценивает свои чувства. О второй дуэли рассказывает граф, так как здесь нам важнее понять его состояние, чтобы увидеть, чего добился Сильвио».

Восемьдесят процентов учеников сумели так или иначе объяснить конкретные функции сравнений в пушкинском тексте. Однако «мыслители» и «средний» тип однолинейнее истолковывают их и обычно берут верхний пласт образа. Первое сравнение многие ученики объясняли как стремление Пушкина показать, что здание мести Сильвио возводил с упорством, напоминающим сосредоточенную работу пчел. Но были и ложные истолкования этой детали, встречающиеся в работах учеников «среднего» типа: «Пушкин хочет показать, что стрельба была основным занятием для Сильвио. Книг он читал мало, друзей у него почти не было. Коротая время, он стрелял, когда угодно и куда угодно».

Второе сравнение в основном верно было истолковано учениками как признак нетерпения Сильвио, неукротимости его желания отомстить графу. Круг ассоциаций, возбуждаемых словесным образом, у учеников, принадлежащих к «художественному» типу, значительно шире, истолкование многоплановее, выражение читательского чувства активнее.

«Первое сравнение дано для того, чтобы показать непрочность постройки. Ведь соты хрупки и расположены очень близко друг к другу. Во втором случае Сильвио сравнивается с тигром в клетке. Это указывает на то, что Сильвио был свободолюбивым человеком. Ему не хватало свободы. Комната сравнивается с клеткой. Сильвио как бы заточен в комнате».

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » «Повести Белкина» А. С. Пушкина в школьном изучении – Часть 5 . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Часть парка в имении Сорина – Часть 11

Следующее сочинение из данной рубрики: Афоризмы, цитаты Александра Солженицына – Часть 6

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
«Повести Белкина» А. С. Пушкина в школьном изучении – Часть 5.