Повесть «Детство» произведение автобиографического характера

Детство, изображенное Горьким, далеко не прекрасный период жизни. Это не только история души ребенка, но и широкая картина русской жизни в определенную эпоху, осмысленная в социальном плане. Герой «Детства» всматривается в эту жизнь, в окружающих людей, пытается понять истоки зла и враждебности, тянется к светлому, отстаивает свои убеждения и нравственные принципы. Сам писатель много видел и испытал в детстве, и это обогатило его душевный мир. Горький писал: «Вспоминая эти свинцовые мерзости дикой русской жизни, я минутами спрашиваю себя: да стоит ли говорить об этом? И, с обновленной уверенностью, отвечаю себе — стоит; ибо это — живучая, подлая правда, она не издохла и по сей день. Это та правда, которую необходимо знать до корня, чтобы с корнем же и выдрать ее из памяти, из души человека, из всей жизни нашей, тяжкой и позорной.

И есть другая, более положительная причина, понуждающая меня рисовать эти мерзости. Хотя они и противны, хотя и давят нас, до смерти расплющивая множество прекрасных душ,— русский человек все-таки настолько еще здоров и молод душой, что преодолевает и преодолеет их.

Не только тем изумительна жизнь наша, что в ней так плодовит и жирен пласт всякой скотской дряни, но тем, что сквозь этот пласт все-таки победно прорастает яркое, здоровое и творческое, растет доброе — человечье, возбуждая несокрушимую надежду на возрождение наше к жизни светлой, человеческой».

Несмотря на то, что эти высказывания даны писателем лишь в главе XII, они являются как бы эпиграфом ко всей повести, ее ведущей мыслью.

Не по хронологическим вехам, последовательно и спокойно движется повествование: яркие картины, нарисованные писателем, возникают как результат наиболее сильных впечатлений, оставшихся в сознании ребенка при столкновении с действительностью: мрачное и трагическое дано в противопоставлении со светлым и радостным, что, как известно, производит наиболее сильное впечатление на душу ребенка. Так, на смену тяжелому впечатлению от трагической смерти отца приходит ощущение счастья и близости с необыкновенным человеком — бабушкой; описание жестокости деда во время наказания у себя соседствует с эпизодом задушевной беседы деда с Алешей; инквизиторским развлечениям дядьев противопоставлены добрые и остроумные забавы Цыганка. Такой постоянный контраст подсказывает и определенное методологическое направление в работе над произведением.

С одной стороны, важно показать «тесный, душный круг жутких впечатлений», в котором жил Алеша в семье Кашириных, а также раскрыть, как расширялись представления мальчика о нравах собственнического мира за пределами дома деда. С другой стороны, важно показать огромное влияние на Алешу тех «прекрасных душ», с которыми он встретился в доме деда и в окружающем мире и которые вселяли «надежду на возрождение... к жизни светлой, человеческой».

Именно от выявления впечатлений героя-рассказчика, его реакций, отношения к различным явлениям действительности, к людям, окружающим его, можно идти к пониманию идей автора, выраженных им в широких жизненных картинах. Эти сложные задачи реализуются в построении уроков таким образом, чтобы светотени повести перемежались, как это диктуется композицией произведения.

Особенность «Детства» состоит в том, что повествование ведется от лица рассказчика. Такой характер изложения не нов для нас данного класса, и все же сложность в том, что изображенное в повести видится как бы одновременно и глазами ребенка, главного героя, находящегося в гуще событий, и глазами мудрого человека, оценивающего все с позиций большого жизненного опыта. Именно то обстоятельство, что рассказчик сохраняет в повести горячую непосредственность детского восприятия мира и в то же время дает глубокий социально-психологический анализ происходящего, обязывает учителя быть особенно чутким в работе над произведением. Главное, чтобы Читатели поняли пафос произведения Горького, его страстное желание вызвать в душе читателей отвращение к «мерзостям жизни», какое бы обличив они не принимали, горячую любовь к душевно щедрому, нравственно стойкому и талантливому русскому народу.

Вступительное слово учителя может основываться на материале статьи о Горьком, имеющейся в хрестоматии. Это не биография писателя, не характеристика его творчества. Это рассказ о подвиге Горького, которым являлась вся его жизнь, о его книгах, повествующих о жестоких судьбах русского народа в прошлом, о замечательных людях из народа. Одна из таких книг — «Детство», первая часть автобиографической трилогии.

 «Какой видит Алеша бабушку?» — спросит Читатель нас. Выделение деталей портрета, осмысление их функциональной значимости позволяет вести разговор о том, что у каждого писателя свои способы изображения героя. В данном случае речь идет о портрете-впечатлении, портрете-оценке, которую дает писатель героям. Рассматривая под таким углом зрения портрет бабушки, мы увидим, что глаза у нее вспыхивают «невыразимо приятным светом», что «вся она — темная, но светилась изнутри — через глаза — неугасимым, веселым и теплым светом», что слова ее напоминают «ласковые» цветы, а походка — движения ласкового зверя.

Именно эти оценки помогают понять отношение Алеши, почувствовать, что бабушка ему казалась излучающей свет, тепло, радость. Алешу привлекает доброе, трогательное отношение бабушки к миру, ее умение видеть красоту природы, восхищаться ею до слез, ее рассказы, которые как бы вливали в сердце мальчика силу, приподнимая его. Не случайно часто звучащие слова бабушки: «Как хорошо все! Нет, вы глядите, как хорошо-то все!» — Горький воспринимает как «крик ее сердца, лозунг всей жизни».

Первое впечатление усиливается благодаря той высокой оценке, которую дает автор-рассказчик бабушке, характеризуя ее решающее влияние на формирование отношения Алеши к миру; «Сразу стала на всю жизнь другом, самым близким сердцу моему, самым понятным и дорогим человеком,— это ее бескорыстная любовь к миру обогатила меня, насытив крепкой силой для трудной жизни».

Обращая внимание нас на особенности портрета в повести, где не так важны конкретные внешние детали, как отношение к ним рассказчика, мы тем самым развиваем у у себя умение понимать это отношение. Так, Алеша еще ничего не знает о своем деде. Но мальчик тянется к добру, ласке. Он вглядывается в деда, и нет ии одной черточки, которая затронула бы чувствительную душу мальчика, расположила его к себе. Алеша чувствует властность, энергию деда: «Впереди всех быстро шел небольшой сухонький старичок». Рыжая бородка, птичий нос, зеленые глазки настораживают Алешу. Алешу обижает, что дед «выдернул» его из тесной кучи людей; задав вопрос, не дождался ответа; «отодвинул» внука в сторону, как вещь. Алеша сразу «почуял в нем врага». Не понравились и все остальные — молчаливые, неприветливые, равнодушные...

Нарастающее в душе мальчика чувство одиночества и отчужденности накладывает отпечаток даже на впечатление от дома, где предстоит ему жить: крыша кажется «нахлобученной», окна — «выпученными», двор — «неприятным». Здесь суетятся «сердитые» люди, «стаей вороватых воробьев» мечутся носишки. Таковы первые впечатления Алеши.




загрузка...