Последние дни Маруси в повести «Дети подземелья»

Рассказывая о последних днях Маруси, Читатели прежде всего обращаются к описанию внешности больной девочки. Важно, чтобы они проследили динамику портрета (лица, глаз, улыбки, смеха и т. д.) и поняли, что изменения деталей внешности героя часто являются свидетельством и внутренних изменений. Так, через внешние признаки портрета героини писатель изображает постепенное ее угасание. Еще совсем недавно Ма-руся «звенела слабыми переливами своего жалкого смеха и шлепала по каменному полу непроворными ножонками» (глава VI), но вот стали желтеть листья, а вместе с ними начала давать о себе знать и болезнь девочки. Маруся «все худела, лицо ее все бледнело, глаза потемнели... веки приподнимались с трудом, мальчики истощали все усилия, чтобы только вызвать тихие переливы ее слабого смеха, увидеть ее грустную улыбку» (глава VII).

Наступила осень, ухудшилось состояние больной. Теперь она «смотрела равнодушно... большими потемневшими и неподвижными глазами, и мы давно уже не слышали ее смеха»   (глава VIII).   Только кукла   смогла оживить девочку, ко это продолжалось недолго. Пришло время, когда Маруся смотрела перед собой «смутным взглядом... не сознавая, что с ней происходит» (глава VIII). Обращая внимание нас на эти изменения в портрете, мы тем самым учим их быть внимательными к художественным деталям, видеть, какую роль играет каждая из них в раскрытии особенностей внутреннего мира героя.

Как характеризует Васю его поведение во время болезни Маруси? — задаем вопрос. Читатели уже многое знают о мальчике, и его заботливость по отношению к больной, доходящая до самоотверженности, воспринимается как естественное и единственно возможное его поведение. Читатели отмечают, что Вася чувствует себя нужным в семье Тыбурция. Его появление вызывает оживление девочки. Валек обнимал Васю, как брата. Даже Тыбурций смотрел иа у себя глазами, в которых мерцали слезы. Вася прилагает все усилия к тому, чтобы хоть как-то помочь горю друзей. Особую душевную чуткость проявляет мальчик, когда отцу становится-. известно о, пропавшей кукле. Не имея возможности возвратить ее сестре — для этого надо было бы лишить Марусю ее последней радости,— Вася с напускной беспечностью заявляет опечаленным Валеку и Тыбурцию: «Ничего! Нянька, наверное, уже забыла». Вася знает, как тяжело сейчас его друзьям, и, не желая обременять их своими заботами, мужественно берет все на себя.

Самоотверженность Васи по отношению к друзьям, его душевная стойкость, верность слову наиболее ярко проявляются в разговоре с отцом. Сцену решающего объяснения судьи с сыном Читатель прочитает в классе сам. Это один из наиболее волнующих эпизодов повести, и важно, чтобы читатели прослушали его в хорошем, выразительном чтении.

С помощью учителя дети обратят внимание на душевные переживания действующих героев. Это поможет им глубже постичь внутренний мир каждого. Читатели хорошо знают содержание состоявшегося разговора. Не обращаясь пока к тексту, предлагаем им подумать: что переживал отец и сын перед началом разговора?

Дети уловили основную тональность отрывка и, не затрудняясь, отвечают, что Вася волновался и боялся этой встречи. Его пугал грозный, неприступный вид отца. Вася чувствовал себя виноватым, так как обманывал отца, не говорил ему, где проводит все время. Отец очень сердился на Васю, считая его эгоистом, который отдал неизвестным людям куклу, подаренную покойной матерью.

До начала разговора Вася робко остановился у притолоки. Он заметил грустное осеннее солнце, почувствовал тревожный стук собственного сердца; поднял на отца глаза и тотчас шее опустил их в землю. Отец сидел перед портретом матери и «не поворачивался» к Васе. Когда же он повернулся, лицо его было страшным. Вася чувствовал на себе тяжелый, неподвижный, подавляющий взгляд. Во время разговора слова отца о кукле резко упали на Васю, он вздрогнул. Ведь его обвиняют в самом страшном бесчестном воровстве подарка умершей матери. Вот почему лицо отца было бледно, глаза горели гневом.

Несмотря на то что Вася весь съежился под взглядом отца, все ниже опускал голову, горькие слезы жгли его щеки, он ни словом не выдает своих друзей, испытывая в эту минуту не боязнь, а оскорбленное чувство покинутого ребенка и жгучую любовь к тем, кто пригрел его там, в старой часовне. Появление Тыбурция прерывает тяжелую сцену.

Дети отмечают, что судья встретил Тыбурция мрачным и удивленным взглядом, который тот выдержал спокойно.

Тыбурций чувствует свою правоту. Он пришел сюда, чтобы защитить Васю от несправедливых упреков. Он знает, что должен заставить пана судью выслушать себя, поэтому говорит спокойно и мягко, не желая раздражать разгневанного человека.

Выдержка Тыбурция, его доброе, ласковое отношение к Васе побеждают настороженность судьи, заставляют его прислушаться к словам бездомного нищего. Мы не знаем, а только предполагаем, о чем говорили между собой Тыбурций и судья. Однако вряд ли стоит рекомендовать ученикам задание: «Что сказал Тыбурций отцу Васи?», как это иногда практикуется. Содержание высказываний Тыбурция так, очевидно, а соблюдение характерного стиля его речи настолько недоступно детям, что такое задание будет порождать лишь беспомощные ответы, неудачные попытки «дополнить» писателя. Гораздо полезнее школьникам проследить, как во внешнем поведении судьи (в его жестах, мимике, позе) проявляется новое отношение к сыну. Вчитываясь в произведение, дети обратят внимание на то, что вначале судья положил Васе на плечо тяжелую руку, рука эта дрожала. После первых слов Тыбурция рука отца, державшая плечо Васи, разжалась. Наконец, после разговора судьи с Тыбурцием Вася опять почувствовал на своей голове чью-то руку. Это была рука отца, но теперь нежно гладившая волосы Васи. Скупая, но выразительная-деталь тонко передает характер переживаний отца Васи (от гнева к изумлению и от него к доверию и ласке).

Еще более понятной станет близость, возникшая между отцом и сыном, когда мы обратим внимание на то, как, в свою очередь, Вася трогательно выражает отцу свое отношение: «Я доверчиво взял его руку»; «Я с живостью схватил его руку и стал ее целовать»; «Долго сдерживаемая любовь хлынула целым потоком в мое сердце».

Желая обобщить результаты анализа этого эпизода и подвести нас к осмыслению характера судьи и Тыбурция, предлагаем ответить на вопросы: «Почему Тыбурций был уверен, что судья выслушает его? Что заставило Тыбурция прийти в дом судьи? Что побудило судью сказать Васе: «Я виноват перед тобой, мальчик...»?»

Первый вопрос вначале вызывает некоторое недоумение школьников, однако вскоре они соображают, что ответить на вопрос можно, лишь поняв, каким человеком был судья. И тогда читатели вспоминают все, что им известно об отце Васи из повести: это высказывание Валека о неподкупности и человечности судьи; это оценка Тыбурция («Твой отец, малый, самый лучший из всех судей на свете. Он не считает нужным травить старого беззубого зверя в его последней берлоге...»); это, наконец, отношение самого судьи к старому злобному Яну-шу, которого судья упорно изгонял из своего дома, не желая выслушивать наговоры на бедных обитателей часовни.

Хотя мы и знаем, что судья служит жестоким и несправедливым законам, существующим в обществе, однако самого судью воспринимаем как высоконравственного человека. Тяжелое горе ожесточило его, сделало черствым по отношению к собственному ребенку, заставило уйти в себя, однако не лишило чувства справедливости.

Осмыслив особенности характера этого сурового и по-своему несчастного человека, Читатели теперь смогут ответить на поставленный вопрос: наблюдательный Тыбурций хорошо изучил Васиного отца и верил в то, что гуманность судьи, его доброе отношение к людям не позволят ему оттолкнуть дружескую руку, протянутую даже таким обездоленным человеком, каким был Тыбурций.

 




загрузка...