Поэтические строки «Москва… как много в этом звуке…»

Начиная работу над этой строфой из «Евгения Онегина», учитель обратится к жизни поэта, расскажет о том, как тринадцатилетний Пушкин-лицеист и его друзья-однолетки переживали события 1812 года, как завидовали тем, кто шел сражаться с врагами, предательски вторгшимися в пределы России. Самоотверженность русских воинов, героизм народа, поднявшегося на защиту Родины, блистательная победа над наполеоновскими полчищами на всю жизнь запечатлелись в памяти поэта и не раз воскресали па страницах его произведений.

Для того чтобы сделать доступным поэтический строй стихотворения, предлагаем учащимся, самостоятельно перечитав его, определить, какая интонация соответствует содержанию стихотворения. Детям кажется, что они хорошо понимают авторские чувства и легко найдут нужную интонацию, но на деле оказывается совершенно другое. Определяется обычно или общий эмоциональный тон стихотворения или какая-либо интонационная линия (элемент). В этом дети быстро убеждаются, когда им предлагают мотивировать свои варианты чтения. С этого момента  начинается   углубленный   анализ   поэтического   текста, так как возникает необходимость найти в стихотворении то, что может поддержать, обогатить или опровергнуть выдвигаемую учащимися аргументацию.

Роль учителя на этом этапе особенно ответственна, так как он должен научить школьников видеть те поэтические средства, при помощи которых раскрывается движение чувства (или чувств) поэта.

Учителю необходимо показать учащимся развитие поэтических образов стихотворения.

Три первые его строки, передающие раздумья поэта, теплоту его чувств к Родине, гордость ею, рисуют нам не конкретный образ Москвы как города, а дают обобщенный образ Родины, символом которой является Москва. Поэтому Москва здесь не город, не пространство, не место, а «звук», в котором так много заключено «для сердца русского».

Раздумья о Родине, о Москве приводят на память события, в которых в полной мере раскрылась та внутренняя сила патриотизма русского народа, тот гордый дух сопротивления захватчикам, который предопределил исход войны 1812 года. Эта часть начинается с картины Петровского замка: «Мрачно он недавнею гордится славой». Сочетание слов «мрачно... гордится... славой» требует серьезного комментирования. Недавняя слава — это слава того места (Петровского замка), где Наполеон впервые осознал, что, вступив в русскую столицу, он еще не одержал победы над Россией. Более того: взятие Москвы было началом его поражения. И все-таки Наполеон вошел в Москву, принеся с собой разрушение и смерть — в этом «мрачность» славы Петровского замка.

В процессе наблюдения над выразительно-изобразительными средствами поэтической речи обращаем особое внимание на значительность эпитетов: они особенно ярко показывают отношение поэта к предмету изображения.

Говоря о Наполеоне, поэт создает выразительный образ упоенного счастьем «победы» завоевателя, не подозревающего, что это счастье последнее. Он ждет «Москвы коленопреклоненной с ключами старого Кремля». В этом отрывке мы ясно ощущаем насмешку поэта, его иронию по отношению к недальновидному, самонадеянному полководцу, который у своих ног уже видит покорившуюся Москву.

Последующие строки резко контрастируют с предыдущими и по содержанию, а в связи с этим и по интонации. Они начинаются с энергичного отрицания, усиливающегося последующими отрицательными частицами («не пошла», «не праздник», «не приемный дар»).

В контрасте с коленопреклоненной Москвой, рисующейся воображению Наполеона, возникает образ гордой, непокорной, борющейся с врагом Москвы, которая, как бы персонифицируясь, является обобщенным образом  матери-Родины.

Рядом с этим могучим образом вновь возникает сниженный образ «нетерпеливого героя» — Наполеона, который, встретив опор русских несломленных сил, видит в грозном пламени свою грядущую судьбу. Интонация этой части выражает гордость, торжество пережитой победы, сознание свершившегося исторического возмездия. Вспоминая Москву того героического Времени, поэт не может не испытывать патриотического волнения. Что особенно важно — чувство, общее для всех русских, для сердца русского, оказывается у поэта глубоко личным, не просто описанным, а пережитым.

Таким образом, поиск и мотивирование верного интонационного прочтения является условием глубокого и всестороннего восприятия содержания и образного строя стихотворения.




загрузка...