Патрик Зюскинд, автор «Запахов» («Парфюмер»)

Сложно и, наверное, невозможно было бы найти такого современного писателя, который бы был автором популярных книг и при этом отвечал отказом себе в элементарном паблисити, последовательно прячась от настойчивых газетчиков и тележурналистов, не давая никаких интервью и не комментируя собственные тексты. Примером подобной скромности очевидно, является Патрик Зюскинд, автор «Запахов» («Парфюмер»). Биография писателя, утоплена им в море неизвестности, кажется скорее умышленно неполным и фрагментарным конспектом ленивого школьника, чем чем-то, что помогает разворачивать произведение «лицом к автору» и тем избегать структуралистского прочтения себя в себе.

Родился Зюскинд в 1949 г. в городке Амбах, расположенном вблизи Штарнбергского озера в ФРГ. В Мюнхенском университете изучал средневековую и новую историю. Работал в отделе патентов и договоров фирмы «Сименс», тапером в танцбаре «Летучий голландец», тренером по настольному теннису. Писал произведения, аттестованные им самым как «короткие неопубликованные прозаические отрывки и длинные непоставленные сценарии». «Я развлекался изготовлением опусов, которые через отточенный стиль с нежеланием отвергали телевизионные редакторы», — иронически делится Зюскинд в единственном написанном им отрывке автобиографии. Вот, собственно, и все.

Первым произведением Зюскинда, которое прорвалось к читателю, стала, написанная в 1980 г. и изданная в 1984 г., монопьеса «Контрабас» («Der Kontrabas»), которую немецкий критик Д. Шнабель назвал «меланхолическим произведением для одного контрабаса». Констатированную уникальность данного опуса объясняет еще одна цитата — на этот раз взятая из рецензии, помещенной в цюрихской газете «Die Weltwoche». Данный контрабас был охарактеризован как инструмент, «который всегда незаменим в оркестре, но не имеет сольных партий». Оказывается, что Зюскинд как-то незаметно совершил определенный переворот, ставя на главный театральный кон героя, лишенного права выражать себя в искусстве полно и без ограничений. Как же ведет себя этот неожиданный самостоятельный персонаж? Как и положено человеку «от искусства», он начинает свой монолог с размышлений о невероятных возможностях, которые предоставляет творцу контрабас.

Впрочем, эта апология аккомпаниаторства быстро исчерпывается: от начального «Контрабас, бесспорно, является важнейшим инструментом в оркестре» к итоговому «Всегда он оказывается на моем пути... Всюду лишь мешает... Но я еще сокрушу его на щепки...» проходит совсем немного времени. И, вопреки всему, все это приводит отнюдь не к выявлению разногласий — просто изменяется угол зрения того, кто повествует. Закономерность развертывания текста пьесы и заключается в том, что из средства создания инструмент становится ненавистной помехой, которая навсегда прочертила магическую линию границы: между человеком и его частной жизнью, которой каждый раз спотыкается через неуклюжее тело контрабаса. Между человеком и свободой, нивелированной громоздкой вещью. Наконец, между человеком и им самим, поскольку в начале пьесы говорит один контрабасист, а в конце — совсем другой, и общего языка, очевидно, найти они не могут.

Злой гений музыкального совершенства требует покорения музыканту, покорения абсолютного, которое бы затягивало не только героя, а и его любимую — сопрано по имени Сара, которая, по словам контрабасиста, есть лишь приятным сопровождением для его инструмента, и то в считанном количестве музыкальных пьес. В царстве безысходности, на которое вскидывается искусство у Зюскинда, нет гениев и бездарей, есть лишь исполнители. Как выйти из этого адского круга? Потихоньку пить пиво, герой решает сорвать концерт, позвав в полный голос «Capа!», и, утвердив тем самым свою уникальность, получить сердце прекрасной и неприступной Сары (создать, себя в искусстве через его возражение — это сугубо постмодерный ход, когда разрушение превращается в создание). Финал произведения, однако, открытый: крик не звучит, утверждается лишь, что он возможен.

Герой покидает сцену под аккомпанемент контрабасного перезвона шубертовской «Форели», что прячет все надежды решительного музыканта... В 1985 г. прозвучал бестселлерный выстрел — увидел мир «трепетно прекрасный романтический детектив», «роман, который откровенно пахнет успехом». Первое высказывание взято из мюнхенской газеты, второе — из парижской «Liberacion», и оба они — о Запахах. E. Венгерова, переводчик романа на русский язык, справедливо отмечает, что в фундамент произведения заложена «метафора запаха как универсальная, подсознательная, всеобъемлющая связь между людьми».

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Патрик Зюскинд, автор «Запахов» («Парфюмер») . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Значение метафоры запаха в романе Зюскинд

Следующее сочинение из данной рубрики: Роман «Обломов» и его значение для русской литературы

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Патрик Зюскинд, автор «Запахов» («Парфюмер»).