О творчестве русских романтиков

Среди ярких и оригинальных воплощений "скульптурного мифа" в романтической поэзии - идиллия А.А. Дельвига "Изобретение ваяния" (1825-1829) и философское стихотворение Е.А. Баратынского "Скульптор" (1842). Сближает произведения обращение поэтов к архаическому ядру известного античного скульптурного мифа о Пигмалионе и Галатее. Они представляют собой наиболее значительные интерпретации мифа в разные периоды развития романтической концепции античности.

А теперь попробуем проследить, как соединяется с этим древним мифом в поэзии Дельвига скульптурный мотив.

Интерес Дельвига к "скульптурному античному мифу" развивается в пределах пластического стиля, который он выбирает для создания античного колорита в своих идиллиях и антологиях. Известные отзывы современников, в первую очередь Пушкина, о глубоком антологическом чувстве поэта, который "на снегах возрастил Феокритовы нежные розы" 16 , относятся именно к его способности воссоздавать то представление об античности, которое было близко русской романтической эстетике. По глубокому замечанию В.Э. Вацуро, "Дельвиг ищет в идиллии и антологии исторически и культурно определенный тип чувства, мышления и поведения человека античности, который предстает ему как воплощение физической и духовной гармонии... Наивная патриархальность у Дельвига, однако, эстетизирована, искусство для героев идиллии Дельвига оказывается органической, стихийно проявляющейся сферой деятельности" 17 . Указанная исследователем особенность идиллии "Изобретение ваяния", как нам представляется, может быть просложена в ее развитии, начиная с ранних произведений Дельвига на античные темы. В них постепенно складывается скульптурный образ античного искусства, завершением которого является романтический миф о первом античном скульпторе, представленный в идиллии.

Формирование скульптурного античного мифа происходит в ранних лицейских стихотворениях. Среди них выделяются послания, написанные на "вечные" с времен античной поэзии темы - рождение поэта, письмо больному другу, смерть поэта. В первом - "Стихи на рождение В.К. Кюхельбекера" (1813) - общая лирическая ситуация мифологизирована, но мифологизм носит условный, полушутливый характер. Античные гипнологические мотивы иронически смешаны с разговорной лексикой, в духе "легкой поэзии" не разграничена греческая и римская мифология. Греческая мифология судьбы ("Парки, прядете вы жизнь...") легко соединяется с древнеримской традицией увенчания славой бессмертия великих поэтов: "дайте, чтоб бедный поэт его славу бес-смертну увидел..." Скульптурного образа в этом стихотворении еще нет, хотя тема бессмертия актуализирует движение к нему, потому что слава ассоциируется с монументальностью, что было в духе римской поэзии .

Второе послание "К князю Горчакову" (1815) рассказывает о двух фиалах, один из которых с вином, другой со скорбями, в стиле подражания изящным мраморным античным статуэткам эпохи рококо. Налицо миниатюрность пластических образов персонажей, отточенность изысканных жестов, зеркальная симметричность лирико-пластического сюжета, в котором происходит движение от нежного сочувствия больному к пожеланию выздоровления, от замирающего движения из центра к периферии и от высоты к неподвижной плоскости, от болезненной меланхолии к грациозному пасторальному поцелую.

Но сквозь тонкое эстетизированное изящество пластической античности в духе рококо в этом послании уже прорывается романтическое восприятие древнего мира. Вместе с элегическим дистихом появляется интонация описания. Она обнаруживает позицию наблюдателя, внимательно проследившего все перипетии болезни от сокрытия фиала богини Игеи до бегства Эрота и харит и появления бледной болезни и с участливой мудростью дающего другу совет - призвать "веселий и острого Мома", с которым "Эрот и хариты к тебе возвратятся толпой... и опрокинут со смехом целебный фиал на тебя". Показательно меняется образ лирического субъекта. Из сочувствующего друга ("бледная тихо болезнь на ложе твое наклонилась") он превращается в мудреца, знающего цену жизни и ее радостям. Контрастирующий с изящной пластикой тон мудрого совета, полушутливое наставление разрушают застывшую симметрию.

Статуарность, которую всегда придавали своим богам античные скульпторы , возникает не в изображении, а в слове, его медлительно-спокойном произнесении, которое поддержано прихотливым строением строфы, Скульптурный мифологизм стихотворения "На смерть Державина" (1818) сформирован в сложном образе надгробия с дымящимся факелом, фигурами плачущих богов и мраморной урной с изображением на ней шествия "Бахуса на тигре с толпою вакханок и древним Силеном". Повергнутая урна у подножия надгробия с печальною нимфой придает всей композиции первого фрагмента завершенность, соединяя воедино несколько узнаваемых мотивов скульптурных надгробий - музы, рыдающие над прахом, ломающий стрелу Амур, топчущий свирель Пан. С текущей струей исчезают и вакхическое веселье, и рыдания: "...тина льется из мраморной урны, И на руку нимфа склонясь, печально плескает струею".

Мудрое, созерцательное спокойствие в приятии судьбы, выражаемое скульптурной символикой первой части, определяет дальнейшее развертывание стихотворной композиции. Повторяя прием, использованный незадолго до него Батюшковым в "Видении на брегах Леты" (1809), Дельвиг подчеркивает предметность своего "видения" Державина на Олимпе, убирая из него сатиру. Поэт не создает, а "видит" античность в экстатическом состоянии вдохновения. Античная гармония вакхической жизни, смерти и бессмертия поэта проецируется на современность, на Пушкина, "младого певца", который подхватит упавшую лиру.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » О творчестве русских романтиков . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Скульптурные мифологические оценки Дельвига

Следующее сочинение из данной рубрики: Идиллия А.А. Дельвига «Изобретение ваяния»

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
О творчестве русских романтиков.