Классик литератур языками фарсе и урду Галиб

Галиб родился в Агре 27 декабря 1797 года. Его отец, Абдулла-Бег, погиб в Раджаст-Хане во время одной из вооруженных стычек, которые были тогда обычным явлением, когда будущему поэту исполнилось 4 года. Дальнейшую опеку над семьей брата взял на себя Насрулла-Бег — офицер английской армии, но и он в скором времени умер. Детство Галиба прошло в доме деда по матери Хаджи Гулама Хусейн-Хана — человека богатого, который принадлежал к великосветским кругам Агры. Семья Галиба — мать Иззат ун-ниса-бегум, брат Юсуф-Хан и сестра Чхотти-Бегум — жила на средства деда, а также на пенсию, которую выделило английское правительство после смерти опекуна на всех членов его семьи. Часть Галиба составляла 700 рупий на год.

Галиб получил замечательное образование и рано проявил склонность к литературе. Когда ему исполнилось 13 лет, его поженили с Умрао-Бегум — девушкой со знатной семьи. В 18—19 лет он вместе с семьей перебрался в Дели. Несмотря на то, что, кроме пенсии, он получал денежную помощь от своего деда и тестя, довольно быстро он задолжал, поскольку жизнь в Дели и удержание дома нуждались в значительных затратах. Ожидание на увеличение пенсии после смерти далекого родственника оказались напрасными. Вдобавок, в 1826г. психически заболел младший брат Галиба — Юсуф-Хан. Галибу пришлось опекаться им (вплоть до его смерти в 1857г.), а также умер тесть Галиба, который материально помогал его семье. На удержании Галиба находился и приемный сын, которого взяла в семью жена поэта, после того как из семи ее детей ни один не дожил до двух лет. Материальное состояние семьи резко ухудшилось.

Галиб решил добиваться справедливого решения своего пенсионного дела и с этой целью решил поехать в Калькутту — резиденцию английского генерал-губернатора Индии. Дорогой он на продолжительное время останавливался в Лакхнау, Бенаресе и Банде, и все путешествие в общем продолжалась около трех лет. В Лакхнау его торжественно встречали в литературных кругах города: он принимал участие во многих поэтических вечерах и литературных встречах, которые устраивали в его честь. Бенаресу Галиб посвятил маснави персидским языком «Светильник монастыря» (« Чираг-Едейр») — произведение в определенной мере биографическое.

В Калькутте Галиб выяснил, что его дело может быть рассмотрено лишь после ходатайства делийской канцелярии, и почти год нужно было для обмена бумагами. Этот год в Калькутте был особенно плодотворным для поэта. Столица английской администрации, тогдашняя Калькутта, очень отличалась от Дели, поскольку в ней раньше развило просветительское движение. Галиб активно выступал на поэтических вечерах, проявляя при этом литературную отвагу и критицизм. Тем не менее, время миновало, и поэт решил, не дожидаясь ответа, возвратиться в Дели.

27 декабря 1831г. в деле Галиба была принята отрицательное постановление. Это стало для него тяжелым ударом. На 1835г. долг Галиба, за сообщениями некоторых исследователей, достиг 40 тыс. рупий. Перед ним явилась реальная угроза долговой тюрьмы. Он спасался от многочисленных кредиторов, отсиживаясь дома и лишь, «как филин, вылетал ночами подышать воздухом и передохнуть», как писал он лакхнаускому поэту И.-Б. Насихе. Дело заключалось в том, что Галиба как аристократа не могли арестовать ни в его доме, ни на улице, если он появлялся на ней после заката солнца.

В 1842г. Галибу предложили хорошо оплачиваемое место преподавателя персидского языка в Делийском колледже. Тем не менее, поэту показалось недостаточно почтительной поведение английского служащего колледжа относительно его и отказался от должности. С юности Галиб был любителем азартных игр, и хотя шариат это запрещал, но делийское великосветское общество смотрело на такие развлечения сквозь пальцы. Тем не менее, в 1847г. в его доме, когда шла игра, была устроена облава, в результате которой поэта арестовали и подвергли заключению. В тюрьме он провел три месяца из присужденных ему шести, пока его не освободил оттуда, заплатив за него штраф, Мустафа-Хан Шефта — вельможа, поэт и друг Галиба.

Друзья Галиба, которые находились в трудном моральном и физическом состоянии после заключения, добились того, чтобы падишах Бахадур-Шах пригласил поэта ко двору, поскольку, таким образом, по их мнению, легче было достичь определенной реабилитации поэта в глазах делийского общества. В 1850г. за настоянием личного врача Бахадур-Шаха Галибу предложили место придворного хрониста с годовым жалованьем 600 рупий. Как хронист, Галиб запланировал работу в двух частях под общим названием «Страна великолепия» («Партавистан»). В начале 50-х гг. он снова обращается к поэзии урду. К сожалению, придворная жизнь — беспрерывные приемы, в которых он обязан был принимать участие, многочисленные литературные встречи теперь угнетали стареющего поэта, который и вдобавок начал ставать глухим.

В 1852г. умер приемный сын Галиба — Ариф, оставив двух сирот в пяти- и двухлетнем возрасте. Галиб очень страдал и посвятил смерти Арифа замечательную элегию. В 1854г. он закончил первую часть своей хроники «Полуденное солнце» (« Мехр-е нимруз»). В этом же году он стал «царем поэтов» при дворе Бахадур-Шаха Зафара.

Последние годы жизни Галиба заполнены переписками с учениками, работой в области персидской лексикологии, переизданием собственных стихов языками урду и фарсе. Он умер 15 февраля 1869 г., и на его похороны пришел весь Дели. Популярность Галиба в этом городе была настолько большой, что он шутил смолоду: «Не указывайте на конверте мой адрес. Вполне достаточно написать: Дели, Мирзе Галибу. В другом случае почтальону придется долго думать, кто же этот Галиб, которого нужно разыскивать по адресу». Поэт пророчески предусмотрел:

Моя звезда сойдет в апогей в небытии.
Слава моих стихов придут в мир после меня.

Слава Галиба — это, прежде всего, слава его как поэта урду, но и персидским языком он создал настоящие шедевры. Объем его поэзии языком фарсе — около 25 000 бейтов. Продолжительное время бытовала мысль, что Галиб начал как поэт персидский и его стихи этим языком были лишь вехой на пути к его поэзии урду. Это, казалось бы, подтверждалось тем фактом, что лишь в 1832г. он сделал рукопись стихов языком урду, известную как «Выбранное», а « Диван-урду», что сделал его знаменитым, — еще позднее, в 1838 г. Но теперь уже истинно известно, что Галиб под псевдонимом Асад сложил свой первый диван в 19 лет, а в 24 года — второй. После этого он, как сам сознался, к поэзии урду охладел и на протяжении 30 лет писал в основном языком фарсе. В 1970г. индийский ученый Малик Рам опубликовал рукопись Галиба «Грациозная роза»(« Гул-Е ра'на»), которая считалась исчезнувшей и где содержались стихи, написанные двумя языками.

Три прозаические произведений Галиба — «Полуденное солнце», «Ароматница» и «Пять порядков» — составили книгу «Полное собрание персидской прозы» (« Куллийят-Е наср-е фарсе») и вышли из печати в 1865г. в Лакхнау. В 1868г. опубликованный последний сборник стихов поэта персидским языком — «Остатки урожая» («Сабадчин»).

«Куллийят» содержит, кроме газелей, 66 кит'а, 11 маснави, 62 касыда, 104 рубаи и т.п.. В кит'а очевидный единый замысел, ощутима свобода в выборе тематики и отборе лексики. В своих кит'а Галиб откликается на злободневные проблемы. Маснави Галиба по обыкновению отображают его религиозно-философские и просветительские идеи. Например, второе маснави — «Боль и страдание» (« Дард-В-Даг») — основывается на сюжете сказочного рассказа о выполнении трех желаний. Маснави заканчивается моралью: если не везет, то не помогут никакие сказочные помощники. Одиннадцатое маснави — «Туча, которая рассыпает перлы» (« Абр-Е гоухарбар») — состоит из 1100 бейтов и делится на восемь частей, к которым принадлежат, в частности, «Книга певца» (« Муганни-Наме») и «Книга виночерпия» (« Саки-Наме»). В этом маснави Галиб восстает против существующих предрассудков, слепой веры в фатум, настаивает на ценности человеческой личности. Воспевая ум, эту «свечку среди ночи», эту «утреннюю зоркую», поэт убеждает в том, что ум формирует человеческую личность и дает возможность ей выстоять в борьбе с жизненными злоключениями и жестокой судьбой.

Касыды Галиба разнообразные за целью и временами написания. Они создавались «на случай», по поводу разных торжественностей или посвящались вельможам. Сам поэт очень высоко ценил свое мастерство одописца, и, действительно, его касыды вместе из маснави есть образцами замечательного знания языка, техники, свидетельствуют о знании традиции. И все же наилучшую часть поэзии Г. составляет газель.

Содержательность, характерная для автора «зримость» образа, парадоксальность — все это служит причиной усложненности персидской газели Галиба.

Основные темы поэзии Галиба тесно связаны с ощущением упадка того общества, к элите которого он принадлежал за рождением и образом жизни. Но самое сильное и конструктивное начало в его стихах - мысль о человеке как личности, которая противопоставляет свой ум и страсть всем проискам жестокой судьбы или любимой и т.п. Для него каждое проявление жизни словно уже включает путь к прозрению настоящей сути, страдание несет убежденность в неповторимой ценности каждой жизни, каждой души.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Классик литератур языками фарсе и урду Галиб . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Сборники новелл и романов Д’Аннунцио

Следующее сочинение из данной рубрики: Краткий сюжет пьес Льюиса

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Классик литератур языками фарсе и урду Галиб.