К чему приводит сведение анализа произведения к сумме характеристик – Часть 4

Иначе обстоит дело в отношении произведений другой, более поздней, более близкой к нашему времени эпохи, скажем, в отношении произведений Чехова. Дело здесь в том, что, начиная с Льва Толстого и с Достоевского, русская литература стремится освободиться от пережитков и ощутительных остатков индивидуализма, как и романтического мировоззрения начала XIX века вообще. Она стремится понять человека не как отдельную личность, лишь объясненную средой, а как часть среды, её неотъемлемый элемент. Не замкнутая индивидуальность, хотя бы и типического, становится центральным и основным объектом художественного освещения передовой литературы, а более общие, коллективные единства, и в этих единствах человек как личность находит свое органическое место, истолкование и идейно-нравственное наполнение. Все действующие лица «Войны и мира» – живые и конкретные люди, но они осмыслены не как самостоятельные, замкнутые в себе сущности, и не они в своей арифметической совокупности являют суть, главную основу романа-эпопеи, а объемлющее их конкретное и реальное единство народа, который и выступает как тема и центральный «герой», ведущий образ книги.

В еще большей степени «отдельность» человека преодолена, скажем, в «Вишневом саде» Чехова. Раневская, Гаев, Фирс – это люди; каждый из них имеет свой личный характер, и все они, порознь и вместе, обусловлены социальной судьбой того уклада жизни, который их породил и сформировал их психологический тип. При этом все они – не отдельны, не суммированы, а интегрированы в пьесе; не каждый из них в особенности своей – герой пьесы, а именно вся жизнь в своем единстве; скорее всего, центральным героем пьесы является не кто иной, как Вишневый Сад. Драматург создал картину жизненного процесса, в который /178/ люди входят как высшая ценность, но и как элементы, неотделимые от целого. Поэтому, если мы, изучая драму Чехова, делим её на якобы самостоятельные образы действующих лиц, если мы раскрываем эту драму не в её музыкально-образном единстве, а, переходя от персонажа к персонажу, – стараемся сложить из них сумму целого, то мы теряем самый объект нашего изучения, – и пьеса Чехова рассыпается на мертвые куски, теряет не только свое обаяние, но и свой глубокий смысл. Следовательно, искусственно направлять внимание учащихся на характеры отдельных героев-личностей при изучении «Вишневого сада» – принципиально неправильно, и тематика устной беседы, как и сочинений об этой пьесе, должна исходить из целого. Иное дело, что затем, уже когда общая картина, развернутая Чеховым, изучена в её целостности, преподаватель может, не покидая почвы этого единства, этой целостности, уточнить объяснение целого через каждый отдельный образ, протянуть нити от центрального образа пьесы, образа всей картины в её единстве к образам персонажей, раскрыв их, исходя из их места в идейной композиции всей картины. Но двигаться обратным путем, от персонажей с их личными характеристиками к единству образа пьесы – было бы искажением принципов искусства самого Чехова, а стало быть, и искажением смысла его произведения.

Нет необходимости умножать примеры. Мне хотелось только пояснить, почему я полагаю, что «засилье» характеристик в преподавании литературы может оказаться помехой здоровому росту и движению художественного сознания нашей молодежи. Это «засилье» является уже окостеневшей методической схемой, выросшей некогда на основе передового движения литературы середины XIX века, а теперь, в наши дни, уже не соответствующей живому содержанию нашего современного искусства. Если эта схема не укладывается в принципы искусства Чехова, то тем менее она вытекает из принципов искусства (и мировоззрения) Горького, Маяковского, Шолохова, Фадеева.

Таким образом, с какой стороны мы ни подойдем к вопросу, – и теоретическое, и историческое рассмотрение его подводит нас к одному и тому же положению о необходимости ограничения и уточнения в пользовании отдельными характеристиками героев, выделенных из целостного текста произведения, при изучении его в школе, о необходимости, – с другой стороны, расширения круга образных компонентов произведения, подлежащих осмыслению и изучению в /179/ школьном преподавании. Это нимало не значит, что можно отказаться от внимания к образам – характерам действующих лиц на уроках литературы. Невозможно и незачем отрицать, что помимо познавательного и эстетического значения школьных характеристик героев, помимо того, что образы людей все же чаще всего – это центральные образы произведения, такие характеристики имеют нравственно-воспитательное значение, приучая учащихся к внимательному и требовательному анализу морали, к оценке действий живых людей, с которыми они встретятся в жизни. Кроме того, такие характеристики приучают учащихся сознательно и ответственно относиться к психологическим процессам и состояниям, как своим собственным, так и окружающих их людей. Учащиеся привыкают любить одних литературных героев, ненавидеть других, – и первые становятся для них образцами, к подражанию которым они стремятся, а вторые учат их бороться с реальным злом в самой действительности. Все это так, но все это не дает права учителю забывать о том, что еще более сильное и положительное нравственное воздействие на учащихся может и должно оказывать целое литературное произведение великого писателя, напитанное глубокой передовой мыслью и высоким моральным пафосом именно во всей совокупности, в единстве всех своих художественных компонентов. Вырвать же образ героя из этого единства – это значит разорвать на куски, сломать хрупкую плоть произведения, выветрить из него его живую душу. Более того, и самый образ героя мертвеет, теряет смысл, будучи отделен от своего идейно-художественного окружения и становясь тем самым как бы самоцелью. И тут, наряду с воспитательной пользой анализа характера героя в его «отдельности», выступает и вред такого анализа с воспитательной же точки зрения.

В самом деле, он невольно приучает учащихся к мысли о бесцельности, как бы самоценности изображения людей в искусстве, т. е. внушает глубоко неверное понимание искусства, а следовательно, и красоты как: некой самоценной игры. Нет необходимости объяснять, что такое понимание влечет за собою, пусть неосознанные, но все же существующие ложные нравственные и общественные установки, поскольку высоким, прекрасным и обаятельным (творчеством) оказывается при таком взгляде некое бессмысленное «изображательство», пассивное отношение к миру и условный культ отвлеченной красоты. Школе следует всемерно бороться против подобных эстетических и нравственных тенденций. Она /180/ должна не декларациями, а всем существом своей педагогической работы, в частности, на уроках литературы, учить целенаправленности, общественному идеалу как основе творческой деятельности человека. Учащиеся должны прочно усвоить мысль о том, что литературное произведение изображает жизнь с тем, чтобы истолковать её и судить её, с тем, чтобы сделать людей и жизнь лучшими. Изучая любой элемент произведения, любой образ – и прежде всего образ человека, действующего лица, они должны привыкнуть ставить себе решающе важный вопрос: для чего создал писатель этот образ и создал его таким, а не иным, что значит этот образ в общей связи идейной композиции данного произведения. И для учителя постановка этого вопроса решит, в сущности, другой вопрос: какие именно образы героев следует анализировать в классе и как подходить к их анализу. Потому что следует анализировать только те образы, относительно которых учитель может точно, ясно и доступно для своих учеников объяснить, для чего они введены в текст произведения, что они значат, что уясняют читателю в идейной системе произведения. И если мы отойдем от характеристик, данных как бы вне ткани произведения, от характеристик, не объясненных в их целенаправленности именно в системе образов произведения, мы, думается, в таком, осмысленном целью понимания, образе найдем путь работы над образом героя в школе, путь, одновременно и научный, и воспитательно-плодотворный; потому что не может никакая подлинная наука расходиться в своих целях и путях с задачами воспитательного воздействия на юношество.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » К чему приводит сведение анализа произведения к сумме характеристик – Часть 4 . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Что такое «базаровщина»

Следующее сочинение из данной рубрики: Жизнь и смерть Евгения Базарова

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
К чему приводит сведение анализа произведения к сумме характеристик – Часть 4.