Иррациональность героя, на примере образа Глана в романе «Господин»

Иррациональность, присущая «Мистериям» и «Голоду», не менее заметна в романе «Господин» («Pan», 1894), где лейтенант Глан выступает как наиболее характерный персонаж раннего Гамсуна. Он чувствует себя сыном леса, может ощутить настроение духа серого камня близ своего жилья, подводный камень в море у него на глазах оживает и фыркает. Будто полубог. Глану кажется, что в лесу он видит самого бога природы Пана, который близок ему, поскольку Глан объединяет свою жизнь с ритмом жизни природы. Он и любит как сын природы, отдаваясь своему чувству беспредельно и не раздумывая. Гамсун поместил героя в реальный мир, где естественности нет места, и потому его любовь к Эдварде — женщины, по-гамсуновски сломанной цивилизацией, эгоистической, двойственной, тщеславной, которая стремится властвовать и вместе с тем быть счастливой, перерастает в ряд испытаний и унижений, которых он не избавляется до конца своей жизни, хотя старается самому себе доказать, что забыл Эдварду. Любовь героев Гамсуна нельзя назвать светлым чувством. Она всегда объединяется со страданием, внутренним самоистязанием и желанием мучить возлюбленного. Это страсть-поединок, и в этом прослеживается концепция А. Стриндберга.

Мещане — «каторжане богатства», за терминологией Гамсуна, — стали героями романов «Редактор Люнге» («Redaktor Lynge», 1893) и «Новость» («Nyjord», 1893). Потеряв естественное начало, герои потеряли прирожденную нравственность, способность глубоко и искренне любить, карьеру они готовы делать любой ценой. С этими произведениями идейно связана и драматическая трилогия об Иваре Карено («Возле ворот царства» -— «Ved rikets port», 1895; «Игра жизни» — «Livets spill», 1896: «Вечерняя звезда» — «Aftenrode», 1898), где в течение нескольких десятилетий, по мере того как герой стареет, показывается его духовная та моральная никчемность. Карено оказывается не бунтовщиком, которым он хотел казаться смолоду, а трусливым и малодушным героем компромисса, готовым присоединиться к тому, кто больше платит. По мнению Гамсуна, это путь большинства тогдашних юношей, которых лишь физическая активность ранней молодости делает похожими на бунтарей. Символика трилогии усиливает авторскую критику, углубляет проблематику.

В конце 90-х гг. в творчестве Гамсуна, который уже получил мировую славу, произошли изменения. Бунт против общества уступил местом раздумьям о его сути и, прежде всего, о сложности человеческой личности и ее жизненных путей. Так появился роман «Виктория» («Victoria», 1898) — трагическая и вместе с тем поэтическая история любви сначала бедного мальчика, а потом талантливого писателя к дочери владельца имения, которая смогла возвыситься над социальными предрассудками, но которой не удалось защитить свою любовь.

Печальными раздумьями переполнены романы «Под осенними звездами» («Under hoststaejmen», 1906) и «Путешественник играет под сурдинку» («En vandrer spiller med sordin», 1909). Стареющий писатель, похожий на героя «Виктории», бросает неприветливый город и идет осенью к природе, к людям труда. Название произведения символическое: имеется в виду осень жизни, а ее звуки и мысли тише, чем во времена юности.

Драматическая поэма «Монах Венд» («Munken Vendt», иногда — «Мункен Венд»: «монах» норвежским языком «munken», 1902) — один из самых поэтичных и самых трагичных произведений Гамсуна. В нем писатель воспел красоту и трагичность любви-страдания, любви-жестокости. Гамсун ввел образ монаха Венда, который олицетворяет едность человека с природой, который ощущает в себе волчью кровь. «Завыл во мне мой волк», — не раз скажет он. Его любовь к служанке Изелине Блис останется на всю жизнь. Эта любовь включает в себя не только готовность совершить преступления ради того, чтобы у любимой были теплые ботинки, а и месть ей, которая стала женой ничтожества. Не менее страшна и любовь Изелины, которая не может извинить уже немолодому Вендови его враждебности к ней.

В 1898г. Гамсун побывал в Финляндии, России, Персии и Турции, в результате чего появились его очерки-воспоминания. Кавказскими впечатлениями навеянная его неоромантическая драма «Царица Тамара» («Dronning Tamara», 1903), где на фоне экзотической природы и пышных ковров и одежды Востока разыгрывается любовная драма царицы Тамары и ее мужа Георгия. К драме Гамсун обратится не раз, хотя и не любил этого жанра из-за однозначности характеров. «У жизни в тесках» («Livet ivold», 1910) — самое сценичное из его произведений со значительным мелодраматическим элементом. Повседневность только усиливает ощущение близкой гибели, растерянность героев, которые сознают, что «плетутся к эшафоту».

Романы «Дети столетия» («Born an tiden», 1913) и «Городок Сегельфос» («Segelfoss By», 1915), как и более ранние «Бенони» («Веnoni», 1908) и «Роза» («Rosa», 1908), воссоздают будничную жизнь с ее страданиями, распадом патриархальных связей, со все большим давлением новых отношений. События Первой мировой войны ошеломили писателя своей абсурдной жестокостью. В результате появился роман «Соки земли» («Markens grade», 1917), где он снова обратился к своему любимому герою — человеку, связанному с природой, с трудом на земле. Только теперь это не интеллигент, а обычный крестьянин. Разрушениям войны Гамсун противопоставляет создание, торжеству смерти — победу жизни. Тем не менее, и в этом романе, за который он получил Нобелевскую премию (1920), звучит мысль о том, что отход от естественной жизни таит в себе моральную гибель.

Послевоенный мир навевает Гамсуну все больший скептицизм, он все чаще пишет о городских жителях, жизнь которых всегда вызвала у него, в лучшем случае, сомнение. Мелочность интересов, которые сводятся к злословиям возле колодца, стала содержанием романа «Женщины возле колодца» («Konerne vedvandposten», 1920). Растерянность человека в новых, непонятных даже самому автору условиях после мировой войны проявилась в «Последней главе» («Siste kapitel», 1923), где Гамсун возвратился к своей обычной теме бродяг и бродяжничества, утверждая, что «все мы — бродяги на земле», и описал беспризорность человека, обреченность современного общества, оторванного от «соков земли». В этом произведении Гамсун в символической форме — в условиях санатория «Торахус» — свел разнообразнейших людей. Весь рассказ, написан в присущей Гамсуну тонкой сатирической манере, пронизанной обреченностью.

Последний роман Гамсуна «Круг замыкается» («Ringen sluttet», 1936) имеет еще более хмурый характер: автор не верит больше в прогресс, а его герой, потеряв представление о нравственности, окончательно деградирует. Последнее произведение Гамсуна — очерки «На заросших тропах» («Pa gjengrodde stier», 1949). Трагизм книги накапливался в течение предыдущих десятилетий. Гамсун мечтал о восстановлении бывшего величия скандинавов. Именно это и вызвало то, что он поверил в демагогические выступления одного со своих современников и связал себя с идеологией фашизма. В речах А. Гитлера он увидел надежду на возвышение нордичных рас, и норвежцев в частности. Когда фашистская армия оккупировала Норвегию, он призвал поддерживать податливое оккупантам правительство. Тем не менее, уже в 1943г. Гамсун понял, что он ошибался. После победы над фашизмом норвежцы судили того, кто раньше был их национальной гордостью. В книжке «На заросших тропах» Гамсун, размышляет над своими трагическими ошибками. Он не мог до конца признать свою вину перед народом, поскольку мечтал с помощью немцев возродить его бывшую славу. Он никогда не любил признавать свои ошибки и просить за них извинения.

Умер Гамсун в своем имении Норнхольм, которое купил в 1918г. и особенно любил. В Норвегии его послевоенные издания начали появляться лишь с 1962г.: Гамсуна простили как писателя, но не как общественного деятеля.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Иррациональность героя, на примере образа Глана в романе «Господин» . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Гарднеровский парадокс в американской литературы

Следующее сочинение из данной рубрики: Творческий путь Кнута Гамсуна

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Иррациональность героя, на примере образа Глана в романе «Господин».