Глава 4 Григорий Гуковский. Изучение литературного произведения в школе – часть 1

Григорий Гуковский

1.В чем принцип методического единства в изучении произведения

2.Почему нужно «простое» непредвзятое «читательское» восприятие ли­тературы

3.Какие преимущества дает учителю знакомство с «техничес­кими вопросами» искусства

Выясняя ошибки прошлого, не всегда изжитые и в настоящем, мы тем самым выясняем и нашу позитивную задачу. Она заключается, следовательно, в том, чтобы мысль, заключённая в литературном произведении, оказала свое воздействие на сознание юного читателя, оказала eгo, во-первых, в полной мере и, во-вторых, в необходимом для нас направлении. Иначе говоря, задача заключается не в том, чтобы «осмыслить» художественное произведение воспитательно, а в том, чтобы раскрыть объективно имеющийся в нем смысл, исторический, эстетический, – в широком смысле идейный, и этот смысл направить, как луч прожектора, и на мир, и на сознание учащихся.

«Осмыслять» как это нередко пытаются делать, – ничего не надо. «Осмыслять» – это значит на практике – прибавлять к описательно-эстетическому разжевыванию пpoизведения идейный довесок, а это значит, в свою очередь, признавать de facto, что само «изучение» не осмысляет и что нужно еще дополнительное осмысление. На самом же деле следует в изучении произведения с учащимися исходить из пpeдпосылки, что пpoизведение существует только как смысловая структура, что изучить eгo – это и значит раскрыть eгo идейный смысл, и что другого изучения, отдельного от идейногo раскрытия eгo, – не должно и не может быть.

А это значит, в свою очередь, что в пpинциnе школьное изучение пpoизведения – это процесс или акт единый, имеющий одно назначение: /49/ вскрыть идейное содержание произведения. Делить этот процесс на два принципиальных элемента: «изучение» произведения (или «усвоение», или как это ни называй...) и «истолкование» eгo (или понимание, или анализ, или как угодно...) – неправильно уже потому, что без истолкования нам нечего изучать: самое изучение эта и есть истолкование; поскольку в произведении все без остатка существует только для того, чтобы выражать идеи, отражать жизнь в аспекте идеи, в нем просто нечего изучать, усваивать и т. п. отдельно от идей, т. е. истолкования.

Устанавливая принцип методического единства изучения произведения (оно же – и истолкование), мы вовсе не имели в виду ликвидировать разнообразие дидактических приемов работы в школе или различение этапов «прохождения» произведения в школе. Об этих этапах мне вскоре придется говорить; разумеется, мы проходим, изучая произведение с учащимися, несколько ступеней: от простого чтения текста до понимания и оценки идейной сущности произведения в целом, – на все это ступени одной лестницы единогo движения.

Каждое значительное произведение искусства, в том числе литературы, несет в себе некий заряд идейной энергии. Этот заряд существует для тoгo, чтобы воздействовать на читателя, делая eгo дрyгим, т. е. чтобы воспитывать читателя, eгo мировоззрение, мироощущение, волю, вкус и т. д. В определенном направлении. Следует подчеркнуть здесь два существенных обстоятельства.

Во-первых, в школе мы изучаем только значительные произведения, более того, по преимуществу великие произведения; эта значит, что идейный заряд, заключенный в произведениях школьной программы весьма силен и что воздействие eгo на сознание учащихся должно быть весьма мощным, охватывающим все основные элементы их психического бытия. Во-вторых, в школьную прогpамму включены произведения, по большей части и по преимуществу заключающие прогрессивные идеи, произведения, стоящие в основном русле передовой русской литературы; конечно, далеко не все это – произведения революционно-демократической идейной сущности; конечно все произведения прошлого, до Горького в меру исторического свoeгo места, идейно не совпадают полностью с идейным содержанием сознания совeтcкого человека. /50/

Но все они в той или иной степени отражают передовое движение своего времени. Это значит, что при всех ограничениях и поправках, вносимых нашим советским мировоззрением, мы можем считать воздействие, оказываемое программными произведениями на наших учащихся, идейно ценным, положительным. Наше дела исторически объяснить то в содержании произведения прошлого, что чуждо нашей современности. На если мы хорошо воспитываем историческое мышление у наших ребят, они воспримут от Пушкина и Гоголя, Тургенева и Островского, Л. Толстого и Чехова, или, точнее, воспримут в процессе восприятия этих писателей, ценные, хорошие благородные начала воззрений на мир.

И самый спор с произведениями этих писателей, спор в классе, устный или письменный, или спор – устный – с товарищами по поводу этих произведений, или глубоко интимный и невысказанный спор с автором в глубине души, или спор с ним в фантазии, когда юный читатель «придумывает» иную развязку романа и т. п., – все это есть восприятие идей книги, и, если дело идет о произведениях, изучаемых в школе, восприятие это дурному не научит (разумеется, при контроле и руководстве школы, учителя).

Значит, мы подошли к вопросу об основном звене воспитания мировоззрения на уроках литературы. Никто не собирается отрицать, что речи учителя сами по себе – и даже совсем вне произведения литературы – могут воспитывать мировоззрение. Но не об этом сейчас речь. Сейчас мы рассматриваем вопрос о воспитании мировоззрения через изучение литературного проuзведения.

Этот вопрос стоит так: мировоззрение воспитывают идеи; в условиях изучения литературы мы располагаем особо могучим cpeдcтвом воздействия идей на учащихся, ибо идеи эти предстают им не в виде абстракций науки, а в виде конкретных образов, овладевающих их эмоций, волей, воображением; идеи, воспитывающие учащихся, – при изучении произведения, – это прежде всего идеи самого произведения, идеи, заключенные в нем, а не присоединяемые к нему. Эти идеи мы обязаны осознать и oцeнить, т. е. мы обязаны направить их воздействие на ребят по нужному нам, педагогам, руслу; при этом мы можем и должны и поспорить кое с чем у автора и объяснить многое у него исторически и т. д.

Но мы не можем, не должны, не имеем права подменять /51/ собою и автора, и его произведение. Мы уясняем и оцениваем идеи произведения; но только уяснять и оценивать наше право, а никоим образом не рождать эти идеи: они заключены в самом произведении и только там, в его ткани мы можем и должны искать их. Воспитывать мировоззрение учащихся на материале изучения произведения – это значит воспитывать с помощью идей, заключенных в этом произведении.

Не будем слишком самонадеянны: не будем сами извлекать идеи по своему образу и подобию из образов, созданных автором. Это нелепо, потому что образы эти созданы для того, чтобы воплотить идею автора, а не нашу. Поэтому навязывать образу нашу идею – это значит исказить образ, обессмыслить его, лишить его художественности. Но не надо, никоим образом не надо и отрекаться от наших идей: только не надо делать вид, что мы извлекаем их из образов, им несвойственных; а надо судить ими идеи автора, идеи произведенuя. Мы должны и можем сталкивать наши идеи с идеями, скажем, Льва Толстого; мы уверены, что на этой почве мы, вооруженные советским мировоззрением, побьем Толстого в споре – и поддержим его в том, в чем мы сочувствуем ему. Но не советую учителю сталкивать свои мысли с образами Толстого, вмешиваться в его работу художника: здесь Толстого не поборешь, разве сам останешься хром в этой борьбе.

Нужен реферат, сочинение, конспект? Тогда сохрани - » Глава 4 Григорий Гуковский. Изучение литературного произведения в школе – часть 1 . Готовые домашние задания!

Предыдущий реферат из данного раздела: Жизнь и творчество М. А. Шолохова – Часть 2

Следующее сочинение из данной рубрики: Творчество В. В. Маяковского в оценке критиков и литературоведов – Часть 1

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
Глава 4 Григорий Гуковский. Изучение литературного произведения в школе – часть 1.