«Евпатий Коловрат» фрагмент из летописной «Повести о разорении Рязани Батыем»

«Евпатий Коловрат»— фрагмент из летописной «Повести о разорении Рязани Батыем» — волнующее повествование о непобедимости и силе патриотизма русского народа; это гимн и честь воинского подвига, совершаемого в битве с захватчиками, прославление беззаветного мужества защитников родной Русской земли. Эпизод, связанный с именем Евпатия Коловрата, выделяется из всей повести свой близостью к былинной поэзии и «в основе заставляет предполагать устную былину-старину», — пишет академик А. С. Орлов.    

Основанием для такого вывода является прежде всего характерный для народного эпоса сюжет: бой малой дружины с несметной силой; изображение Евпатия богатырем необычайной, мощи и мужества; обращение Батыя к плененным воинам рязанским: «Коея веры есте и коея— земли?» (ср. с традиционным былинным обращением: «Коей орды да ты коей земли?»); сохранившиеся созвучия некоторых предложений и многое другое.

Появление на Руси в связи с развитием письменности литературы не означало, что устное народное творчество перестало существовать, наоборот, эпическая народная поэзия оказывала очень большое влияние на первые древнерусские произведения.

Характерной особенностью эпического стиля академик Д. С. Лихачев считает прежде всего то, что «герой народного эпоса — это человек богатырского подвига». Именно подвиг определяет индивидуальные, личные свойства героя — его ум, храбрость, силу и прочие качества.

Таким образом, герои былины и герой той письменной литературы XI—XIII веков, которая заимствовала свои сюжеты и образы из устного народного творчества, характеризуются не внутренними переживаниями, а «возвышенными, приподнятыми поступками — деяниями, подвигами». Герой и его подвиг представляют собой нерасторжимое единство. Отсюда следует, что рассказ о подвиге героя — это в то же время его характеристика, которая «едина, неизменна, прикреплена к герою... она кратка и необычайно выразительна, как щит вещего Олега на вратах Царьграда»1.

Рассматривая «Повесть о разорении Рязани Батыем» Д. С. Лихачев обращает внимание на то, что ее герой — Евпатий Коловрат, героический защитник родной земли, — изображается как «исполин силою», он как бы вырастает в размерах, его не могут одолеть враги. На первый взгляд это типичная гипербола, но, как пишет исследователь, «понятие гиперболы здесь может бить   применено   с большими ограничениями. Впечатление гиперболы достигается тем, что на этого героя переносятся подвиги его дружины».

Евпатий Коловрат, по мнению Д. С. Лихачева, собирательный образ героя, воплощающий в себе качества всех русских воинов. Это утверждение подкрепляется тем, что в тексте повести при описании героического поведения Евпатия единственное число часто заменяется множественным: «...Еупатий тако их бьяше нещадно, яко и мечи притупишася, и емля татарские мечи и сечаше... нещадно. Татарове мняша, яко мертви восташа». Д. С. Лихачев пишет: «Не может быть сомнения в том, что, говоря о Евпатий, автор имел в виду не одного его, но всю его дружину... Вот почему дальше без всякого перехода говорится о полке Евпатия: полк Евпатия и сам Евпатий объединены. Благодаря этому Евпатий вырастает до богатырских размеров: он «исполин силою»1.

Мужественная гибель его изображается уже при помощи настоящей гиперболы: враги же «возбояшеся, видя Еупатия, крепка исполина, и навадиша на него множество пороков (т. е. стенобитных орудий) и начаша бити по нем с сточисленных пороков и едва убиша его...».

Так, полагает Д. С. Лихачев, шло в свое время развитие и образа былинного богатыря, который в конце концов стал один, без войска, без дружины, воевать за Русскую землю против вражьей силушки великой.

Повесть проникнута глубокой скорбью об «удальцах и рез-вецах» рязанских, полегших на поле боя. Читатель невольно заражается волнением и патриотическим чувством автора, повествующего о горестных временах, о жестоком опустошении мирных городов и земель рязанских и в то же время с гордостью и восхищением рассказывающего о стойкости, силе и беззаветном мужестве защитников родной земли, о богатырстве Евпатия Коловрата.

Таким образом, эпизод о Евпатий Коловрате — это художественно совершенный и глубоко волнующий рассказ о непобедимости воина-патриота, о силе патриотического чувства, это талантливое произведение древнерусской письменной литературы, тесно связанное с традициями устного народного творчества.

«Повесть о Евпатий Коловрате» читается и разбирается на уроке. Этой работе предшествует короткий рассказ учителя о различии произведений устного народного творчества и произведений письменной литературы. Дети уже знают, что сказки, песни, былины, поговорки, пословицы, загадки созданы народом, имена их авторов неизвестны; при устном рассказывании, пении, оказывании слушатели — будущие сказители — не могли дословно запомнить и воспроизвести текст былины или сказки: каждый сказитель или рассказчик, хорошо усвоив основное содержание, вносил что-то свое в рассказ, сокращал или удлинял текст. Поэтому, например, только одна былина «Илья Муромец и Соловей Разбойник» имеет свыше 40 вариантов.

«Повесть о разорении Рязани» дошла до нашего времени в нескольких рукописных книгах, однако во всех старинных летописях и рукописных сборниках она имеет один и тот же текст; недаром говорит пословица: «Что написано пером — не вырубишь топором». Наука предположительно установила и имя автора этой повести, который был современником описываемых в ней событий: Евстафий, сын Евстафия Корсунскова (т. е. сын вышедшего из города Корсуни Евстафия). После рассказа учителя нужно прочитать небольшую справку, предпосланную тексту фрагмента, который в учебнике условно назван «Евпатий Коловрат».

В процессе чтения повести о Евпатий Коловрате пятиклассники должны увидеть, что герой этого древнего литературного произведения по своему изображению очень близок героям устного народного эпоса — богатырям, но необходимо, чтобы они уловили и своеобразие повести: в ней явно ощущается идущая от автора лирическая взволнованность, острота переживания, «открытость» чувства. Авторское отношение к. описываемым событиям то сливается с чувствами и переживаниями главного героя, то высказывается в горестных картинах опустошенных русских земель, то выражается устами врагов (Батыева похвала Евпатию).

При чтении известные трудности создаются из-за нерасчлененности текста: в нем нет четко оформленных эпизодов, кроме одного — финального. Эпизоды лишь намечаются и-предстают в зачаточном, «свернутом» виде, подчиняясь единой задаче — воспроизвести действие. Поэтому очень важно после чтения учителем «Повести...» предложить учащимся такое задание, которое поможет им не только освоить сюжетное построение, но и воспринять присутствие в повести ее автора. Таким заданием явится работа над планом, з котором будут сочетаться и эпическая линия развития событий и лирическая — выражение авторских чувств и оценок. План этот составляется при активном участии учителя и записывается на доске и в ученических тетрадях. Он может иметь такой вид:

  • Осада и взятие Рязани Батыем. Мужественная гибель рязанцев при защите родной земли.
  • Возвращение Евпатия Коловрата из Чернигова в Рязанскую землю. Горестная картина ее разорения и опустошения.
  • Скорбь и гнев Евпатия. Погоня с малой дружиной за войсками Батыя. Нападение на несметные полки татарские.
  • Евпатий и его дружина на поле боя. Мужество и гордость пленников рязанских.
  • Поединок Хостоврула с Евпатием. Смятение вражеских полков. Гибель Евпатия.
  • Похвала воинству рязанскому и Евпатию Коловрату от Батыя и его приближенных.

Такую работу после чтения повести учащиеся делают вместе с учителем, одновременно перечитывая и комментируя выделяемые части.

Несмотря на кажущуюся простоту, язык повести, даже в переводе, представляет немалую трудность для школьников. Необычны для них некоторые синтаксические формы связи слов, например: воевать... землю; в современном языке этот глагол употребляется только с существительным в творительном падеже и винительном с предлогом (воевать с кем? с чем? воевать за кого? за что?). Могут вызвать неверное понимание и отдельные слова, например, «труды» в выражении «от великих трудов и ран... изнемогли» (т. е. «от великой скорби (или страданий) изнемогли...»).

Затрудняет чтение и обилие анафорических союзов «и», не только придающих повествованию особую эпическую плавность и напевность, но и выражающих в сочетании с глаголом эмоциональную напряженность повествователя, его отношение к описываемым событиям: «И некий из вельмож рязанских, по имени Евпатий Коловрат, был в то время в Чернигове... и услышал о нашествии зловерного царя Батыя, и выступил из Чернигова с малою дружиною, и помчался быстро. И приехал в землю Рязанскую, и увидел ее опустевшую... И помчался во град Рязань, и увидел город разорен... И вскричал Евпатий в горести души своей...».

В большинстве случаев, как и в народной поэзии, прилагательные следуют за существительными, к которым относятся, например: царь Батый окаянный, чашу смертную, некий из вельмож рязанских, в землю Рязанскую, в земле Суздальской, станы, Батыевы, люди крылатые и т. д. Особый характер древнего повествования требует соответствующей интонации и замедленного темпа чтения.

Необходимо затем выяснить, кто же действует в повести: с одной стороны, горожане-рязанцы, воинство рязанское — дружина Евпатия, Евпатий Коловрат; с другой — их противники: войско татарское, царь Батый, Хостоврул, приближенные царя — мирзы, князья и санчакбеи. Это важно именно для того, чтобы подчеркнуть разницу между былинным богатырем и героем-богатырем исторической повести.. Если первый выходит одни против несметных полчищ, то Итерой дан в окружении «удальцов и резвецов» рязанских, которые, как и главный герой, сражаются доблестно и самоотверженно, защищая родную землю.

При разборе повести опираемся на вопросы, предлагаемые и хрестоматии. Первый вопрос («О каком кремсни и каких событиях  рассказывается  в  повести?»)   можно  предложить для домашней работы, так как он требует общего пересказа повести и посильного для детей исторического осмысления описанных в ней событий. К последнему школьники уже подготовлены не только чтением, но и тем, что они знают о монголо-татарском нашестини из программы IV класса по истории (см. «Рассказы по истории»).

Второй, третий, четвертый и пятый вопросы становятся основой разбора повести в классе. Отвечая на вопрос («Какими словами автор рисует горестную картину разорения Рязани?»),, дети обращаются к концу первого абзаца повести и первой половине второго. Перечитывая описание опустошенной Рязани, вникая в него, учащиеся находят необычайно выразительные, драматические картины: «И не осталось во граде ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего — ни отца и матери о детях, ни детей об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые...»

Обращаем внимание пятиклассников на то, как автор повести говорит о погибших рязанцах: они «единую чашу смертную испили». Это образное выражение широко употребляется в древнерусской литературе для обозначения смерти. Оно еще раз.встретится в тексте повести.

Спасибо что посетили сайт Uznaem-kak.ru! Готовое сочинение на тему:
«Евпатий Коловрат» фрагмент из летописной «Повести о разорении Рязани Батыем».




загрузка...